детская писательница

На пути в настоящую «Страну Солнца»

Люди быстро привыкают один к другому. Мартин Лессинг прожил только около месяца под кровом Павла Юриги, но им казалось, что они уже давно живут вместе. Павел не ошибся, думая, что Палко будет рад собаке. Они очень привязались друг к другу. Где были видны следы маленьких сапожек Палко, там виднелись и следы собаки.

С тех пор, как Лессинг жил в хижине Юриги, старик перестал ходить в шинок. Лессинг же совсем не пил и не курил.

— Я в пьяном виде однажды совершил страшное преступление, которого никогда не забуду, — так сказал он, когда Юрига в первый раз предложил ему выпить. — И вы бы сделали хорошо, бросив пьянство. А на то, что через это сэкономим, мы можем каждый день брать молоко, а по воскресеньям и мясо.

Это предложение Юриге пришлось по душе. На мясо он особого внимания не обращал, но молоко очень любил, только часто у него на это не оставалось денег. Теперь же каждый день у него будет свежее молоко. Только со старой трубкой он никак не мог расстаться, и Лессинг приносил ему табак. Спали они рядом, как отец с сыном, а Палко спал в другом углу хижины вместе с Дунаем.

Только одно казалось Юриге странным: Лессинг, всегда такой приветливый со всеми, мальчика почти не замечал, хотя тот старался обслуживать его, как только мог.

Старый Павел совсем не обратил внимания, что последнее время Палко стал более молчаливым. Для мальчика величайшей радостью было, когда он мог идти за молоком, и после этого он приходил довольно поздно и совсем запыхавшись. Если бы у Юриги не было товарища, он скорее бы на это обратил внимание, но теперь ему было некогда. Три воскресенья подряд оба мужчины уходили в церковь и возвращались только вечером. Молоко уже было на столе. Что мальчик делал в течение всего дня, об этом его никто не спрашивал.

Но какой великой показалась мальчику его первая детская тайна! Он и сам, наверное, не смог бы объяснить, почему молчит о своей чудесной находке.

В некоторых сказках говорится, что сразу все исчезало, как только люди об этом заговаривали. И если бы он кому рассказал, что открыл уголок страны солнца, эту таинственную пещеру и святую книгу, и что он каждый день, а по воскресеньям с утра до вечера, читает там строчку за строчкой, чтобы найти путь в страну солнца, — кто знает, не исчезла ли бы эта пещера! Тогда он никогда больше не узнал бы того, что ему нужно. Поэтому он молчал, когда его бранили, что в воскресенье так мало набрал земляники. А когда он все узнает, тогда все расскажет дедушке и вместе с ним пойдет в тот край, где вечный свет, где живет Иисус.

Чем больше Палко читал, тем меньше он стал думать об этой сказочной стране. Сам того не сознавая, он отправлялся в пещеру, чтобы больше и больше узнать об Иисусе. О, этот Иисус! Как Он был добр и какая у Него сила! Он мог сделать все, что только хотел. И это, наверное, потому, что Он был Сын Божий.

Палко не понимал, что происходило на Иордане, что сделал там с Иисусом этот странный человек Иоанн, который питался акридами (саранчой) и диким медом. Но Палко понял, что с неба раздался голос. Ну, на небе ведь живет Бог, а здесь Он сказал, что Иисус Его Сын, Которого все люди должны слушаться.

«Но как же это было? — рассуждал он. — Разве Иосиф не был Его отцом? Ах, теперь я знаю: дедушка Юрига ведь мне тоже не настоящий дедушка. Он только воспитывает меня, а люди думают, что я его внук».

Дальше Палко думал, что и он должен повиноваться Иисусу, раз Бог так повелел.

«Когда я узнаю, чему Он учил народ, то буду поступать так, как Он говорит, и буду слушаться Его, хотя и не вижу Его. О, какой Он был могущественный, когда прогнал сатану и не дал Себя ввести в грех! Это хорошо, что Он этих рыбаков пригласил к Себе и что мог исцелять всех больных. И все, о чем люди Его просили, Он делал; даже столько хлеба дал, чтобы накормить пять тысяч. Как это все интересно! Но что же будет дальше?» — думал он, когда прочитал, что враги Иисуса рассердились на Него.

Много он узнал из этой священной книги! Даже ночью он не мог спать. Все прочитанное днем стояло перед его глазами: эта ужасная ночь, сад с печальным Иисусом, который так молился и боролся, что даже кровавый пот выступал на Его лбу…

А эти ученики? Как могли они спать в эти минуты?

«Будь я там, я бы обнял Его и сказал: Не бойся, Бог освободит тебя!» Но, о горе! Бог не освободил Его. Почему Он этого не сделал? Они пришли, связали Его и потом… — Мальчик от слез еле мог продолжать чтение о том, как Его били, как над Ним надругались и, как, наконец, распяли Его на кресте. — А этого я совсем не знал, что тот Христос на распятии, там в церкви, есть Сам Господь Иисус! Правда, это не Он, а только деревянное изображение. Но теперь я, по крайней мере, узнал, как они прибили Его ко кресту. Но почему Бог не спас Его, когда Он взывал: «Боже мой, для чего Ты оставил Меня?…»

Палко закрыл книгу и глубоко опечаленный пошел домой. Солнце было еще довольно высоко. В горах было так прекрасно, все зеленело и цвело. Дунай весело прыгал кругом, гоняясь за птичками и белками. Но мальчика ничто не радовало.

«Зачем эти цветочки цветут и птички поют, если Иисус умер и похоронен? — думал он с глубокой скорбью. — И если Он больше не живет, то и я Его больше никогда не увижу и никогда не смогу сказать, как я люблю Его и хочу во всем слушаться Его!..»

На следующий день Палко совсем не пошел в пещеру читать. Но потом он вспомнил, что эту книгу нужно читать строчку за строчкой, чтобы узнать путь в страну солнца. Ведь он хотел этого. К тому же, ему было интересно узнать, что делали Мария и ученики, когда Иисуса больше не стало.

Сегодня было третье воскресенье, которое Юрига вместе с Лессингом проводил в селе. В то же время в пещере, опершись на руку, сидел маленький читатель. Вдруг он вскочил на ноги и стал скакать от радости.

— Он жив! Он жив! — воскликнул Палко. Эхо в горах ликовало вместе с ним: — Он жив! Он жив!

Собака, всегда готовая разделять его радость и горе, виляла хвостом и радостно прыгала вокруг своего хозяина.

— Дунай, Иисус жив! — воскликнул мальчик. — Знаешь ли, ведь Он Сын Божий! Он отвалил камень, прикрывавший гроб и воскрес из мертвых! Но теперь оставь меня в покое и лучше ложись здесь возле моих ног. Я должен узнать, что там дальше было, а потом я все тебе расскажу!

Собака послушалась.

Палко снова сел на стул и углубился в чтение книги. Собака положила свою лохматую голову на колени мальчика и таким умным взглядом смотрела ему в глаза, как будто на самом деле ожидала еще больше узнать об Иисусе.

Когда они приблизительно через час оставили таинственную пещеру, Палко так погрузился в размышления, что Дуная вовсе не замечал.

«Ученики опустились пред Иисусом на колени, и тогда Он им сказал, что пребудет с ними во все дни до скончания века и что Ему дана вся власть на небе и на земле, и чтобы они учили людей соблюдать все то, что Он заповедал им».

Мальчику казалось, что Иисус, тот живой, воскресший из мертвых, находился и с ним. Он сложил свои руки на груди, низко склонил свою голову и сказал: «О, Иисус, Сын Божий, Ты видишь меня, хотя я Тебя и не могу видеть. О, я Тебе охотно рассказал бы, как сильно я люблю Тебя, даже больше, чем дедушку, я во всем хочу слушаться Тебя! Помоги мне найти путь к Тебе!»

Палко сегодня вернулся раньше обычного. Он принес землянику, развел огонь и стал варить для дедушки суп. Он совсем забыл о том, что кроме нескольких незрелых ягод сегодня ничего еще не ел. Но тем не менее у него было сегодня на душе так невыразимо радостно. Ему казалось, что Сам Иисус пришел с ним в их хижину и что теперь будто они с Ним хорошие друзья.

— Видишь, теперь я варю для своего дедушки, — так мальчик дружески беседовал со своим невидимым Другом. — Теперь мне нужно идти за водой. О, останься, пожалуйста, здесь! Не уходи, пока я не вернусь. Я Тебя очень, очень люблю!

Но мальчику казалось, что Иисус пошел с ним также к источнику. «О, я чувствую, Он здесь! — Мальчик прижал свою руку к груди. — О, как это чудесно!»

Скоро все было готово, и мальчик с нетерпением ожидал возвращения дедушки. Во-первых, он сам уже проголодался, во-вторых, он решил сегодня обо всем ему рассказать, так как и дедушка многое делал, что не нравилось Господу Иисусу. Когда он курил, то обычно сплевывал, а это так неприятно. Нередко он также ругался и сквернословил, и все это было неугодно Иисусу.

Наконец дедушка пришел. Он был немного выпившим и ругал все на свете. Суп есть он не хотел. И в таком виде, как был, в новом костюме, он повалился на свою постель. Когда Палко робко заметил, что так он помнет свою лучшую одежду, дедушка развернулся и ударил его по лицу, так что оно стало красным и долго болело.

— Не сердись, Господи Иисусе, что он так нехорошо ругается, — тихо молился мальчик, — ведь он же не знает, что Ты здесь; ведь он пьян!

Только когда Юрига уснул, мальчик осмелился дотронуться до полу остывшего супа. И хотя он позабыл его посолить, суп показался ему очень вкусным.

— О, вернись, дорогой Иисус! — молился он еще, когда дремота одолевала его. — Я так устал, мне очень хочется спать. Лучше было бы, если бы Ты совсем не уходил!