детская писательница

«С пустыми руками, но…»

Мечта мальчика исполнилась: он снова был у своего любимого священника. Но теперь все было совсем иначе, чем раньше. Они больше не гуляли по чудным горным тропинкам и не лазали по скалам. В первые дни они даже не могли поговорить между собой — и все же мальчик был очень рад и благодарен, как Господу Иисусу, так и дедушке, что он теперь мог сидеть возле кровати любимого священника. В первый день доктор даже хотел выслать Палко из комнаты больного, полагая, что он только будет нарушать его покой. Но священник не позволил и, протянув свою руку, сказал:
— Оставьте Палко у меня, он мой маленький друг. Скажите, что он должен делать, и он все сделает. Все другие подымают много шуму, а его почти не слышно.
Так что он мог остаться. И позже доктор убедился, что это хорошо.
Палко на самом деле делал все. Да и не так много уж нужно было делать: время от времени нужно было подать кусочек льда, открыть или закрыть окно. А если что трудное надо было делать, то он должен был пойти на кухню и сказать об этом.
Охотнее всего он сидел возле постели больного. Когда он чувствовал, что у священника усиливается боль, он складывал свои маленькие ручки и просил Господа, чтобы Он помог ему.
Священник тоже много молился, чтобы Господь исцелил его, чтобы еще послужить Ему.
— Но почему Господь не отвечает? — размышлял мальчик. — Ведь Он же слышит наши молитвы, в этом я уверен твердо!
Священник попросил его прочитать из Св. Писания. Это были странные слова…
— Я на этом основании строил из дерева, сена и соломы, — сказал он тихо, — все это сгорит. О, как бесполезно прошла вся моя жизнь! Я был занят напрасным трудом. Сам-то я теперь спасен, но как бы из огня, подобно обгорелой головешке. Не ожидает меня там ни награда, ни венец. О, если бы мне еще была дана возможность жить и работать! Если же я теперь умру, что Господь сделает со мною, негодным рабом?
Больной закрыл глаза, и две крупные слезы покатились по покрасневшим от лихорадки щекам.
И у мальчика на глазах показались слезы.
«Как бы из огня… Он будет спасен, но как бы из огня. Да, эта тяжелая болезнь есть тот огонь, о это ужаснейший огонь!» — тихо про себя размышлял мальчик.
— Ах, Палко, я чувствую себя совсем слабым, — сказал священник однажды вечером. И ночью у него снова пошла из горла кровь. Врач оставался у его постели всю ночь. Утром больной был бледен, как подушка, и совсем ослаб. Но когда мальчик подошел к его постели, он ему приветливо улыбнулся.
— Не печалься ради меня, дитя мое! Мне теперь уже легче. Я больше не чувствую боли, и в боку не колет, так что я могу говорить.
— У вас больше ничего не болит? Значит, Господь услышал наши молитвы, и теперь все будет хорошо.
— Да, Палко, Он нас слышит. Минувшей ночью моей жизни угрожала опасность, но Он еще сохранил ее мне. А сегодня утром чрез Свое Слово Он сказал мне нечто чудное. Читай 2 Тим. 4,8. Там написано: «А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его». Я эти слова так понимаю, что венец правды, как милосердная награда, ради достижения Христа, даруется всем тем, кто любил Христа и был верным Ему. Если бы Он поднял меня с одра болезни, я бы служил Ему с величайшей готовностью. По тому, как я был воспитан с детства, я искал свое спасение в делах. Но теперь, если Господу угодно отозвать меня, я не хотел бы предстать перед святым Богом с пустыми руками.
Священник говорил совсем тихо, так что мальчику пришлось наклониться к нему, чтобы расслышать его.
Потом он попросил мальчика прочитать ему вслух из 61 Псалма первые восемь стихов.
— «Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение мое», — повторял он тихо. — «Только Он — твердыня моя, спасение мое, убежище мое: не поколеблюсь более». О, как это хорошо, Палко! Тогда я могу устоять. После этого на короткое время священник уснул. Начиная с этого дня, все наставления врача и предостережения были напрасны. Никто не мог отговорить священника принимать у себя прихожан и беседовать с ними. Весть об этом передавалась от одного к другому, и иногда приходило до десяти человек, пожелавших видеть священника.
— Так вы сами убьете себя, если будете много говорить, — слышал Палко предостережения доктора.
— Скажите мне всю правду, сколько я еще смогу прожить, не говоря ни с кем? Священник схватил доктора за руку.
— Этого я не могу определить. — ответил доктор уклончиво.
— Может быть, несколько недель при наибольшей осторожности?
— Да, а в противном случае только несколько дней.
— Да будет воля Божия! Тем более я должен приготовиться.
О, это были знаменательные минуты для всех окружающих его, и они никогда их не забудут.
— Молись, Палко, чтобы Господь дал мне силы указать им всем правильный путь к вечной жизни, — говорил он несколько раз мальчику.
Палко это делал, и Господь дивно помог Своему умирающему слуге.
— Мне, вашему умирающему пастырю, вы можете верить: делами вашими вы вечной жизни себе не можете получить; и святые угодники не помогут вам попасть на небо! Христос на Голгофе спас вас, умирая за вас! Он — Агнец Божий, берущий на Себя грех мира! Мои грехи Он уже снял с меня, снимет также и ваши грехи, если только придете к Нему!
Так священник наставлял народ.
На следующей неделе пришла большая партия Библий, которые он раздал всем желающим.
— Не дайте никому отнять их у вас! — говорил он. — Это вечное Слово живого Бога. Читайте эту книгу строчку за строчкой, верьте ей и живите по ней! И Бог укажет вам путь к вечной славе, как Он указал его мне. Я принял Иисуса в свое сердце. Я умираю еще молодым, но все же… О, если бы вы знали, как я счастлив!
Это было очевидно каждому, и народ удивлялся этому, так как никто никогда не видал такого счастливого больного.
Но лучше всех это сознавал Палко. Когда они бывали одни, он тихо садился возле постели больного и тот даже во сне держал руку мальчика в своей. Он молчал, но лицо его сияло от неземного счастья.
— Палко, я даже не могу осознать, что так скоро увижу Того, Кого мы еще не видели, но Которого и не видя так возлюбили.
— О, — вздохнул мальчик, — если бы я мог уйти вместе с вами!
— Нет, ты служи Ему здесь на земле до тех пор, пока Он дозволит! О, как счастлив был бы я, если бы мог посвятить Ему всю свою жизнь! В свое время ты последуешь за мною и тогда расскажешь мне, читали ли эти люди Божье Слово и приняли ли Его. Но теперь оставайся верным нашему Господу до конца!