детская писательница

Маленький спутник Лессинга

На другое утро Лессинг в сопровождении мальчика покинул горы. Лессинг сам нес на плечах довольно тяжелую ношу, а Палко — в узелке его одежду.

— Дядя, а вы скоро вернетесь? — спросил мальчик ласково.

— Не знаю, Палко. — Он пытался сбросить с себя мрачные мысли. — Когда я буду возвращаться, я тебе что-нибудь принесу. Что бы ты хотел?

— О, дядя, если вам не трудно, принесите мне карандаш и такую маленькую книжку, где я мог бы кое-что записывать.

— Ну, это я могу тебе принести, так как ты часто помогал мне. Дедушка мне дал заработанные тобою деньги, чтобы купить тебе костюм, а от меня ты получишь еще и фуражку. Сапоги также тебе уже заказаны, так что зимой ты сможешь ходить в школу и учиться тому, чего еще не знаешь.

— Вы хотите купить мне новую фуражку? О, как я рад этому, так как моя старая шапка уже совсем порвалась. Дедушка из-за меня уже и так много расходов имеет. Если бы я только мог когда-нибудь его за все это отблагодарить!

— Ну, когда ты вырастешь, ты будешь для него хорошей опорой. Ты и теперь ему уже большой помощник. Он мне говорил, что сыновья его уехали в Америку, дочери все уже замужем. А где же твои родители? Ты, наверное, сын одного из сыновей или дочерей старого Юриги?

— Ах, что об этом говорить, дядя! Дедушка Юрига принял меня только так, ради Бога, так как у меня не было никого, кто бы заботился о мне. Моего дедушку звали Рацга, он умер два года тому назад. Мы пришли сюда в горы, а потом он заболел, и так я остался у дедушки Юриги.

— Значит, ты сирота? О, тогда ты мог бы идти вместе со мной, я тоже одинок! — И он протянул руки к мальчику.

— Разве у вас дома нет детей?

— Нет; Жаль, что я об этом давеча не поговорил с дедушкой. Но вот дядя Лишка, он мог бы передать дедушке, что ты пошел вместе со мной.

На одно мгновение это предложение показалось мальчику соблазнительным. Повидать чужие места — это так интересно. Но потом он подумал: «Что сказал бы Господь Иисус на это, что я ухожу без разрешения дедушки? Кто будет ему носить воду и варить суп?»

— Нет, дядя, Бог с вами! Возвращайтесь скорее, мы все будем ждать вас!

— Но мне-то каково будет? — рассуждал Лессинг, однако, мальчик не сдавался. Он ведь был прав: разве можно дедушку оставить одного?

— Ну, теперь иди домой, иначе тебя застигнет ночь, а этот узелок я и сам могу донести. — Но Палко не хотел с этим соглашаться.

— У вас и так тяжелая ноша, а я обратно вернусь бегом.

— Но в темноте ты можешь сбиться с пути. Луны как раз нет.

— О, не беспокойтесь обо мне, я этой дорогой ходил много раз. Дедушка Рацга имел обыкновение говорить, что ребенок, найденный в горах, никогда в горах не заблудится.

— Наконец-то я вас догнал, — вдруг раздался позади них голос Лишки. — Мальчик, дай мне свой узелок и беги скорей обратно, чтобы не застигла тебя темнота.

— Тогда пожелаю вам счастливого пути, дядя Лессинг, и вам тоже, дядя! — сказал мальчик, протянул обоим мужчинам руку и пошел обратно.

— Передай привет дедушке! — крикнули они ему вслед. И он исчез в горах, как маленький луч солнца.