детская писательница

Дедушка Юрига

На другое утро старый Юрига проснулся довольно поздно. Голова у него была тяжелая и пустая, а на сердце невыразимая тяжесть. Проснувшись, он направил свой взор в сторону костра, возле которого сидел Палко, одной рукой обняв шею Дуная. Светлые волосы мальчика свисали на лохматую голову собаки. Оба они смотрели в пылающий костер.

Это была такая трогательная картина, что и у старика, наблюдавшего ее, в сердце что-то зашевелилось. Но вдруг он вспомнил вчерашнее, как он ударил Палко и за что.

«Этот мальчик ведь не думал ничего худого. О, зачем я напился? Как будто и совсем немного выпил, но и от этого опьянел. Хорошо, что Лессинга нет сегодня дома. Если бы он вчера не оставил меня одного, я из церкви пошел бы прямо домой. Но они меня уговорили, и я пошел вместе с ними».

Старый Павел, чувствуя себя совсем неловко, почесал свою седую голову. Он был бы рад, если б с мальчиком сегодня не надо было говорить. Теперь ему было очень стыдно, что он напился и ударил мальчика. Что сказал бы на это Рацга?

Однако нужно было что-то сказать. Собравшись с силами, он крикнул:

— Палко, посмотри в карман моего пальто; что ты там в узелке найдешь, можешь взять себе. Я вчера был на крестинах, и там мне это дали.

Мальчик радостно вскочил, пожелал дедушке доброго утра и мгновенно развязал узелок. О, какое чудо: две галушки, кусок коврижки и булочки.

— И все это вы хотите дать мне, дедушка? — удивлялся Палко и с большой радостью стал отведывать лакомые яства.

— Все, мой мальчик. Это за то, что вчера я тебя ударил, когда пришел немного выпивши. Эта противная водка делает человека совсем глупым и жестоким. Я вовсе не хотел пить, но что поделаешь, когда хозяин и гости так сильно упрашивают!

— Знаете, дедушка, — сказал мальчик просто, — то, что вы меня побили, это не так плохо; но я боялся только одного, что Господь Иисус может уйти от нас, когда вы так заругались. Я не знаю, согласится ли Он оставаться там, где пьяные люди.

Старик, удивленный и пораженный, смотрел на мальчика. Про кого и что он рассказывает?

— Ты подразумеваешь Лессинга? Его ведь нет дома, и он не вернется в течение всей недели. Правда, он не любит ни пьяных людей, ни шума. Юрига умылся и сел завтракать.

— Нет, я говорю не про дядю Мартина, — снова начал Палко. — Разве вы никогда не читали той священной книги, где описан путь в страну, в которой солнце никогда не заходит?

— Нет, мой мальчик, такой книги я не читал. А кто тебе сказал, что такая книга существует?

— Я знаю, что есть такая книга, — сказал Палко и таинственно кивнул головой. — В ней все можно узнать про Иисуса.

И мальчик стал ему рассказывать, как родился Иисус, как злой дракон хотел погубить Его и что Он делал, когда вернулся из дальней страны.

— Так ты мне рассказываешь из Евангелия об Иисусе Христе. Ты, видно, знаешь об этом больше, чем я, старый человек. А как ты к этому пришел?

Палко уже совсем было собрался рассказать дедушке все сначала, но тут пришел дровосек Лишка и мальчику пришлось замолчать. Юрига с Лишкой пошли в лес, где лесник обещал показать им новый участок для рубки. Не успели они далеко уйти, как их догнал Палко.

— Что тебе нужно, мальчик? — спросил Юрига. Смотря на него своими ясными голубыми глазами, Палко умоляюще сказал:

— О, не идите сегодня в шинок пить. Я так сильно боюсь, что Иисус больше не вернется и не будет жить у нас, если вы снова напьетесь и будете ругаться.

— Да оставь ты меня в покое, — сказал мрачно Юрига.

Но Палко знал, что дедушка больше не напьется, и он не ошибся.

Так незаметно прошло несколько дней, и Палко все еще не успел рассказать дедушке, как он нашел свое сокровище. Днем дедушка вместе с Лишкой уходил на работу рубить лес, а вечером возвращался таким усталым, что после ужина сразу ложился спать. Лессинг вернулся в субботу, и мальчику он показался очень печальным. Охотно он пошел бы к нему и спросил о причине его горя. С тех пор, как он сам испытал скорбь об умершем Иисусе, он узнал, что существует горе. Но так как Лессинг на него как будто совсем не обращал внимания, то он не осмеливался его расспрашивать.