детская писательница

Чудесный вход в «Страну Солнца»

Осень в этом году наступила необыкновенно рано. Ранние заморозки убили последние цветочки. Смолкло и пенье птичек. Ласточки уже улетели в теплые края и унесли с собою лето. Только стаи крикливых ворон кружились над горами, уже потерявшими свой красивый летний наряд. Некоторые деревья еще были покрыты листвой желто-красного цвета, другие же были совсем голые, а вся земля между деревьями была покрыта пестрым ковром из упавших листьев.

Среди этих тихих, одиноких гор шагал маленький Палко Юрига, так люди называли его по-прежнему, хотя все уже давно знали его настоящее имя. Когда стало вдруг так холодно, они на прошлой неделе уже переселились в село, и во время этого переселения дедушка или потерял, или забыл свое сверло. Палко пришел искать его и скоро нашел.

В горах действительно было очень тихо. Все хижины опустели, нигде не было видно ни души. Зато зайцы смелее бегали кругом, и белки прыгали с дерева на дерево.

Но мальчик их не замечал. Его розовое личико было так серьезно, что могло бы послужить моделью для картины, изображающей маленького мальчика из тысячелетнего царства мира, который будет пасти волков, львов, барсов, ягнят и козлят. Всей землей будет править великий Царь Мира, и все народы будут славить Его. Под Его владычеством люди перестанут учиться воевать, и все мечи и копья будут перекованы на орала, чтобы лучше обрабатывать землю. И так как эта новая земля больше не будет орошаема человеческой кровью, то будут необыкновенные урожаи и земля будет наполнена волей Божией.

О чем же думал Палко? О, у него было о чем размышлять. Перед его духовным взором проходили все последние события, начиная с весны до осени.

Кто бы мог ему предсказать, что он будет иметь родного отца — да такого, что каждый мальчик мог бы позавидовать! И что у него будет дедушка, который больше не ругается, не сквернословит и с которым вместе может жить Господь Иисус! И еще больше, кто бы мог ему сказать, что он будет иметь маму, да притом такую добрую, подобной которой нет во всем мире! Она больше не была той душевнобольной тетей, часто убегавшей из дома. О, Господь Иисус услышал их молитву, и она снова была совершенно здорова.

А с прошлой недели мальчик приобрел еще одного очень милого человека — это была его бабушка, мать Лессинга. О, какая славная бабушка! Снова он имел человека, кому мог указывать путь в ту страну, где солнце никогда не заходит.

Отец провел дома три недели, сдал там все в аренду, потом захватил с собой свою старушку мать и некоторые домашние вещи, и теперь они все жили у дедушки Юриги. Итак, мальчику не пришлось покидать дедушку. Они все хотели быть у него до конца его жизни и ухаживать за ним.

Дедушка раньше в своем доме имел квартиранта, но тот купил себе домик, так что у них теперь места было вполне достаточно. Кладовку дедушка вместе с отцом превратили в мастерскую, а комнатами пользовались все вместе.

Старый дом они отремонтировали и прибрали, а бабушка вместе с мамой все основательно вычистили, так что дом настолько преобразился, что его было трудно узнать. Палко помогал всем, как мужчинам, так и женщинам, и все его любили.

Бабушка привезла с собой свою прялку и зимой собиралась прясть. Мать же хотела всех обшить, а для Палко — вышить красивую рубаху. Палко же обязался по вечерам и в другое свободное время читать всем вслух. Он хотел также понемногу учиться и ремеслу.

О, как хорошо у него было на душе при мысли, что он теперь имеет отца, который о нем заботится. О, как добр Господь Иисус Христос!

— Все это, Господи Иисусе, Ты сделал! Если бы мы не нашли Тебя, ничего такого я не имел бы! — Мальчик никак теперь не мог понять, как он раньше мог жить без Господа Иисуса.

«Не будь у нас священной книги, о чем бы мы теперь рассуждали?» — думал он. Когда ему пришла на память эта книга, он ускорил шаги и направился к пещере. Уходя отсюда, он там оставил свою книгу. Но потом дедушка ему сказал:

— Это ты напрасно сделал. Зимой ведь в пещеру никто не зайдет. А если Господь даст нам дожить до следующей весны, то ты можешь снова отнести ее туда. Мы теперь имеем полную Библию, и может случиться, что какой-нибудь не знающий Слова Божия, какими и мы были в свое время, может найти ее там и получит такое же великое благословение, какое получили мы.

Мальчику тогда было очень трудно расставаться с книжкой, и он никогда не мог бы ее оставить, если бы не подумал о других.

Теперь он вошел в пещеру, взял книгу и, как бы прощаясь, оглянулся вокруг. Он с трудом расставался с любимым местом. Хотя на лужайке не цвели больше цветочки, за исключением пары осенних, все же здесь было очень красиво. После нескольких мрачных осенних дней сегодня снова показалось солнышко. Мальчику этот уголок земли был очень дорог, так как здесь находились, хотя их сегодня не видно было, чудные врата неба, которые закрылись за его дорогим священником.

Ему самому теперь жилось хорошо, но когда он думал про священника, на душе его становилось как-то странно. Часто, еще и сегодня, он думал, что Господь все же услышал молитву Своего раба. Хотя он окончательно не поправился, все же многим засвидетельствовал о своем Господе, и жизнь его погасла, как светильник на алтаре Господнем. Когда Палко в тот понедельник вернулся в дом священника, священник был очень рад услышать, что мальчик нашел своих родителей. Через пришедшую его навестить лесничиху священник пригласил к себе отца и мать Палко и дедушку. Священник долго беседовал с ними и в заключение вместе с ними помолился Богу. Дедушка и поныне не может забыть этой молитвы.

— Вы из евангеликов, а я католик, — сказал он, прощаясь. — Но тем, кто принял Его, Он дал власть быть чадами Божьими. Они — одно во Христе Иисусе, и на небе, куда я теперь иду, не будет никакого различия. Оставайтесь верными Ему, чтобы нам снова увидеться там наверху.

Во вторник и в среду ему как будто стало лучше; он вставал и даже ходил по комнате. Все были этому рады.

Новый каплан отвел его в костел, и там он около алтаря помолился Богу. Потом он по-латински беседовал с Капланом. Было похоже на то, что он просит его о чем-то. Палко его понял только тогда, когда он по-словацки продолжал:

— Обещай мне, мой дорогой брат, что ты не отнимешь у них то, что я им дал. Это то, что научило меня благословенно умереть.

Палко видел, что каплан протянул свою руку священнику, и тогда священник еще раз преклонил колени для молитвы.

На другой день он снова хотел выйти на свежий воздух. Погода была хорошая, и врач сопровождал его до сада. Там, тепло одетый, он сидел в кресле. На маленьком столике перед ним был его завтрак. Позже, когда его сестра убрала со стола, священник сказал:

— Теперь Палко может мне что-нибудь рассказать; потом хочу немного здесь полежать на свежем воздухе и уснуть.

— Хорошо, мой дорогой братец, — ответила сестра и поцеловала его в лоб. — Тем временем я приберу и проветрю твою комнату и переменю постель.

— Да воздаст тебе Господь и твоим детям за твою ко мне любовь! — сказал он, глубоко тронутый.

Когда они остались одни, священник взял Евангелие и сказал:

— Палко, прочитай мне что-нибудь про нашу «страну солнца!»

И Палко читал о том чудном городе, где нет нужды ни в солнце, ни в луне, и про реку воды жизни. Потом священник пояснил ему прочитанное и, наконец, добавил:

— Дорогой Палко, из всего того, что мы увидим, придя в эту «страну солнца», самым прекрасным будет Тот, Кто сидит на престоле славы — Иисус — Агнец Божий!

Потом он сложил руки и закрыл глаза, как обыкновенно поступал, когда молился. Палко опустился рядом с ним на колени и прижал свою головку к его коленям. Но так как молитва на этот раз продолжалась необыкновенно долго, мальчик поднял свои глаза. Больной опустил свою голову и мирно спал. Только время от времени он глубоко вздыхал.

У мальчика на душе стало как-то странно и в то же время торжественно и печально. Он еле осмеливался дышать, чтобы не разбудить священника. Вначале его лицо покрывали тучи горя, но теперь улыбка играла на его лице, словно бы он видел чудный сон.

Палко услышал шаги. Подняв глаза, он увидел Каплана и дал ему знак подойти поближе.

Тот подошел. Но едва он успел наклониться над ним, как встревожено воскликнул. Палко не мог поверить, но все же это была правда: священник не спал — он уже был мертв. О, как это все было печально!

И теперь, вспоминая обо всем этом, мальчик не мог сдержать слез. Все эти события и слова так глубоко врезались в его память, что он никогда не мог их забыть.

— Зачем же я плачу? — сказал он вдруг. — Ему ведь там хорошо!

Доктор сказал, что у него было внутреннее кровоизлияние, что смерть наступила моментально. Но Палко этому не поверил.

«Господь Иисус Христос пришел и взял его к Себе. Теперь он уже увидел все, и Его самого, прекрасного на престоле Агнца. Он встретил там и того незнакомца, через которого мы получили священную книгу и, наверное, там и поблагодарил его за меня. И я тоже в свое время приду туда».

Палко поднял глаза свои к небу и, подперев голову руками, думал, а что если бы Господь Иисус пришел, чтобы и его взять туда к Себе, и он посмел бы войти туда, в настоящую «страну солнца».