детская писательница

Глава 9

Ничто не заканчивается так быстро, как кусок хлеба в руке голодного человека и как погожий день осенью. Только неделя началась, а смотришь — уже суббота. Так приблизился сентябрь. Жаркое лето пролетело. В лесу поспела ежевика и деревья надели свои разноцветные наряды. Все зверушки, даже самые крохотные, начали делать запасы на зиму. С полей убирали хлеб. На токах стучали цепы, рокотали машины. В городах и селах открывались двери школ.
И Андрюша Гладик каждое утро к восьми часам шел в школу. Костюм из кожи, сшитый на вырост женой лесника, сидел на нем отлично. Порвать его не смог бы даже самый отчаянный сорванец. От жены путевого обходчика он получил башмаки, а тетушка Заболова купила ему шапку в благодарность за то, что он во время уборки урожая нянчил ее малыша. А дедушка купил Андрюше букварь и письменные принадлежности.

Мальчику нравилось ходить в школу. В этом году к ним пришел новый учитель, молодой и веселый.
Стараясь следовать новым методам обучения, он часто водил детей на прогулки, играл вместе с ними.
Учитель еще не забыл, каким был сам в их возрасте. Он помнил, как часто за детские шалости от мамы и бабушки ему приходилось слышать: «Бес в тебе, что ли? И что из тебя получится?!»
И действительно, учитель в детстве не был послушным мальчиком. Поэтому к детям-непоседам он относился с большим пониманием. И дети, особенно мальчишки, тянулись к нему.
«Нет другого такого учителя, как наш», — хвастали они.
В школу Андрюшу провожала Юля. Но после насмешек мальчишек она стала доходить с братом только
до угла дома. Дедушка радовался, что Юля перестала уходить так далеко.
Но не каждый день светит солнце, порой оно прячется за тучи. Однажды утром дедушка проснулся и не смог пошевелиться. Острая боль пронзила спину и не отступала. Всю неделю он ходил на работу к плотнику, но теперь не мог сдвинуться с места. И это случилось как раз тогда, когда заболела тетушка Суха.
Она простудилась и всю неделю не вставала с постели.
На завтрак Андрюша сварил картофельный суп, потому что на кухне не нашел ни муки, ни масла. Последнюю корочку хлеба он взял с собой в школу. На обед ничего не осталось. Юля сидела около постели
задремавшего дедушки, и на сердце у нее было тревожно. Утром она слышала, как дедушка молился и
просил, чтобы Иисус Христос помог им. Малышка нисколько не сомневалась, что Господь обязательно
пошлет помощь, позаботится о них. Но девочке хотелось самой чем-нибудь помочь дедушке. И пока он
спит, Юля решила сходить в лес за ежевикой и принести ее дедушке.
Девочка сняла с полки кувшин и тихонько выскользнула из комнаты. Она облегченно вздохнула, когда
пес Захрай не заметил ее и не увязался за ней — ведь надо же было кому-то охранять дом. Через полчаса
тропинка вывела Юлю на лесную поляну. Здесь росло много ежевичных кустов, но они были такими вы-
сокими, что малышка не могла до них дотянуться. Она уходила все дальше и дальше. Шипы царапали
руки и ноги, но кувшин постепенно наполнялся ягодами. Вдруг Юля заметила, что заблудилась. Вокруг
нее — густой лес, высокая трава и папоротник в рост с нею. Нигде ни птички, ни бабочки, ни тем более че-
ловека. «Как я попаду домой?!» — подумала Юля и пошла куда глаза глядят. Вскоре она оказалась в не-
знакомой долине, со всех сторон окруженной невысокими холмами. На склоне одного холма над кустар-
никами и низенькими деревцами виднелась ветхая соломенная крыша. Девочка побежала к этому холму
и через несколько минут, запыхавшаяся, уже стояла перед дверью маленькой хижины. На пороге лежал
огромный лохматый пес. Увидев ребенка, он угрожающе зарычал.
— Не сердись, собачка, — ласково заговорила с ней малышка. — Я только хочу спросить, где дорога к де-
душкиному дому.
Словно поняв ее, пес успокоился, встал и медленно приблизился к незваной гостье.
— Ты же не укусишь меня? — Юля доверчиво на него посмотрела и положила руку на лохматую голову.
Пес и не пытался укусить девочку. Напротив, он дружелюбно замахал пушистым хвостом. Дверь хижи-
ны открылась, и к девочке вышла хозяйка. Она отозвала пса: «Полкан, на место!»
— Добрый день, тетя, — поприветствовала Юля женщину. — Скажите, пожалуйста, как отсюда попасть в се-
ло?
— Откуда ты, девочка? С кем ты пришла?
— Ни с кем. Я одна пошла в лес за ежевикой. Тетушка Суха лежит в постели и не может испечь нам хлеба.
Да и муки у нас не осталось. Дедушка заболел, а наше зерно на мельнице, И на обед нам нечего было
есть.
-А ты чья? — спросила женщина, приглаживая растрепавшиеся волосы девочки.
— Дедушки Мартича.
— Значит, ты одна из его приемышей?
— Да, он взял нас ради Христа. Пожалуйста, тетя, покажите мне дорогу.
— Да, конечно, — спохватилась женщина и смахнула слезу. — Но ты ушла так далеко! Как только дедушка
тебя отпустил?
— Он меня не отпустил. Андрюша ушел в школу, а он заснул.
— Зайди-ка в дом и немного подожди, пока я закончу работу. Если ты не ела ежевику, то, наверное, очень
проголодалась.
— Я ни одной ягодки не съела, тетя. Ведь ежевику я собирала для дедушки.
Пока Юля сидела на кухне, женщина закончила сбивать масло и отлила из маслобойки в кувшин све-
жую пахту. Она намазала маслом большой ломоть черного хлеба и протянула его своей маленькой го-
стье.
— Ешь, дитя мое, а потом я провожу тебя к дедушке.
С каким аппетитом Юля ела вкусный хлеб! Только теперь она поняла, что сильно проголодалась. Жен-
щина пошла относить пахту и масло в кладовку и взяла с собой Юлин кувшин с ягодами. Вскоре она
вернулась уже с двумя кувшинами и буханкой хлеба. Оба кувшина были накрыты свежими листьями
хрена и завязаны чистыми льняными салфетками. В одном из них были пахта и свежее масло, а в другом
— Юлины ягоды.
— Хлеб возьмешь с собой. Я испекла его для моего внука Павла. Сейчас он ушел с лесорубами, а когда
вернется, я возьму другую буханку.

Надо сказать, что эта женщина была не очень приветливой. Но она видела, что пес, отгонявший от дома
чужих людей, не тронул девочку. И ей захотелось сделать что-нибудь хорошее для этого ребенка. Она зав-
ернула хлеб в свой красивый платок с вышитым по краям узором из роз и наподобие котомки завязала
его за спиной у девочки.
— Платок можешь оставить себе, я его давно не ношу. А за кувшином я сама зайду к вам, — сказала она.
Тетя Лиза — так звали женщину — пошла провожать Юлю. По дороге она спросила, как им живется у де-
душки. И малышка рассказала ей стихи из Библии, которые она выучила с дедушкой, и даже спела пе-
сенку. Женщина сказала, что в детстве вместе с дедушкой ходила в школу, а сейчас в Сурове живет ее се-
стра.
— Вот смотри, это самая короткая тропинка, — сказала тетя Лиза, — и она выведет тебя прямо к сельской
колокольне. А там увидишь и свою хижину. Вот держи кувшин. Да не беги, а то разольешь пахту. Пере-
дай привет дедушке и скажи, что я приду его проведать.
Юля зашагала по тропинке, а женщина, прислонившись к дикой груше, долго смотрела ей вслед. Вете-
рок шевелил на удалявшейся девочке розовую юбочку и цветастый платок за спиной. Солнце золотило
волосы на ее головке. Еще бы крылья, и она была бы похожа на ангела. Женщина вдруг заплакала.
Столько же лет было ее дочери Еве, когда та умерла. А потом у нее рождались только сыновья, все они
выросли и разбрелись по свету. В прошлом году у нее умер сын, рядом с которым она должна была про-
вести свою старость. И теперь она жила с внуком. Тетя Лиза снова вспомнила боль утраты, боль проща-
ния с Евой. Но вместе с тем она чувствовала себя так, как будто в знойный полдень нашла чистый и про-
хладный ручей. «Я их навещу», — решила женщина, когда Юля скрылась за деревьями, и поспешила до-
мой.
Между тем Юля добралась до своей хижины. Когда она входила во двор, чуть было не случилось несча-
стье. По пути малышка не пролила ни одной капли пахты, а здесь пес Захрай бросился к ней и от радости
чуть не сбил с ног вместе с кувшином. Юля с облегчением вздохнула, когда закрыла за собой дверь в хи-
жину. Но тут же снова испугалась, что разбудит дедушку. Но он уже не спал и был рад ее возвращению не
меньше Захрая.
— Где это ты ходила, мой цыпленочек? Мы давно тебя ждем. Я думал, что ты пошла встречать Андрюшу.
Но он вернулся из школы один и пошел искать тебя к тетушке Сухе.
Малышка рассказала, что с ней приключилось, передала дедушке привет от тети Лизы и отдала ему го-
стинцы.
Старик радовался как дитя. Любовь девочки согревала его сердце. Как далеко она ушла, чтобы набрать
для него ягод. Правда, есть он не хотел, но глоток пахты утолил его жажду. Юля уговаривала деда съесть
кусочек хлеба с маслом, но последние силы деда ушли на то, чтобы отрезать ломоть для Андрюши. За
этим делом и застал мальчик обессилевшего дедушку Мартича. Андрюша поел и сам убрал со стола. Ко-
гда к дедушке вернулись силы, он подозвал к себе Юлю. Малышка забралась к нему под теплое одеяло и
прижалась личиком к его горячей щеке. На вопрос, болят ли у нее ножки, она кивнула и тут же заснула.
Девочка спала глубоким счастливым сном и не слышала, как дедушка молился. Старик был очень бо-
лен, но душа у него была спокойна. Ради Христа Спасителя он принял это дитя и теперь чувствовал, что
Тот, Кого он любил, был ему так же близок, как эта малышка. Губы старика шептали молитвы, пока он
не заснул.