детская писательница

Глава 6

Карл Рогон встретил жену с детьми Берты на вокзале. Мальчики сначала с опаской поглядывали на
своего дядю. По сравнению с отцом он казался им великаном. Но через несколько дней они уже не отхо-
дили от него ни на шаг. Малыши играли с собаками, кормили из рук лань. А ворон, которого лесник по-
чти замерзшим принес из леса, смело садился им на плечи. Сколько радости было у ребят!
В воскресенье дядя Карл повез их к деду Мартичу. Старик сидел на скамье под вишней, а дети — рядом с
ним на траве. Он читал им из Библии про Иосифа в Египте и объяснял прочитанное.
— Не беспокойтесь! — воскликнул лесник. — Мы тоже послушаем.
Лесник и мальчишки легли на мягкую траву. Казалось, Рогон не прислушивался к словам старика. Зато
мальчики слушали очень внимательно. Когда Юля начала задавать дедушке вопросы, они осмелели и
заговорили. Младший Иосиф очень сердился на злых братьев библейского Иосифа. А Карлуша, когда ус-
лышал, что братья бросили Иосифа в яму, заплакал.
— Не плачь, — утешал его Андрюша, — братья его вытащат оттуда. Мне мама рассказывала.
— Да, вытащат. Но какая Иосифу в том радость, если его тут же продали злым людям? А те увели его в
Египет, — не успокаивался малыш.
Юля заплакала, и дедушка сказал, что про дальнейшую жизнь Иосифа он расскажет им в следующий
раз. А пока двум старшим мальчикам он велел залезть на дерево и нарвать вишен.
— Вот, Мартич, и у меня теперь двое детей, — начал лесник, отведя старика в сторонку и усаживаясь с ним
под орехом.
— Где же вы их взяли?
— Это вы мне помогли их найти.
— Я? Как это?
— Мне стало стыдно перед вами. Чтобы вы поняли, я расскажу вам все по порядку.
Когда лесник закончил свой рассказ, старик одобрительно кивнул головой:
— Ну слава Богу! Бог всегда вовремя подсказывает, что нам делать.
— Скажите мне правду, Мартич. Вот уже несколько недель дети прожили у вас. Каждый ли день у вас бы-
ло всего вдоволь? Я говорю не только о пище, летом ее достаточно, но и обо всем остальном.
— Слава Господу, у нас было все необходимое! — с благодарностью проговорил старик. — Дети каждый день
пили козье молоко, и их часто чем-нибудь угощали. Жена путевого обходчика принесла им хорошую об-
увь, оставшуюся после ее детей, которые сейчас учатся в Богемии. А одежду, которая уже мала ее дочке,
она обещала отдать Юле.
Андрюша продавал землянику и грибы, а деньги я откладывал, чтобы к осени купить ему все необходи-
мое для школы. А какую радость приносят дети! Я не могу описать. Но вы меня поймете, ведь у вас те-
перь тоже живут несчастные дети. Хотя они и не сироты, но по всему видно, что видели мало хорошего.
— Вы правы, им жилось плохо, — мрачно заметил лесник и описал печальное положение семьи шурина.
— Несчастные, — промолвил старик с жалостью. — В таком случае наш лес и ваш дом покажутся мальчи-
кам раем. Ребенку для счастья нужно немного — любовь и ласка. Когда он может резвиться, тогда и хле-
бом насытится и жесткая постель ему покажется мягкой.

— Вы правы, Мартич, дети должны жить на природе, дружить с животными — это их детский рай. Я вырос
в родительском доме и с радостью вспоминаю свое детство. Мы жили в бедности, но любили друг друга и
были счастливы. С тех пор я никогда не был так счастлив, хотя мне не на что пожаловаться. У меня хо-
рошая должность, послушные дети, жену мою вы сами знаете. Я здоров и обеспечил себе безбедную ста-
рость. И все-таки меня тревожит одна мысль. Почему я никогда не был так счастлив, как в детстве? На-
верное, с нами происходит то же самое, что и с прародителями Адамом и Евой. Они жили в раю, как не-
винные дети, но из-за греха их изгнали оттуда. Мы тоже оставили рай детской невинности и уже никогда
не сможем в него вернуться. Не удивляйтесь, что я с вами говорю об этом. Никому другому я не сказал
бы. Вы, Мартич, как мне кажется, никогда не покидали тот рай.
— Да, теперь я живу в нем. Это правда. Но в одном вы ошибаетесь: я покидал его. Но спустя много лет
вернулся в него.
Их беседу прервали дети. Они принесли чижика со сломанной лапкой и наперебой стали рассказывать,
где собака нашла птичку и как они отбирали бедняжку. Не прошло и часа, как пернатого пациента с пе-
ревязанной лесником лапкой выпустили на свободу.
— Дорогой Иисус, — молился старик, когда гости ушли. — Верни Карла Рогона в тот рай, который Ты даро-
вал мне. Ведь Ты — наша дверь в Царство оправдания. Перед ней нет уже херувима с огненным мечом.
Ты протягиваешь руки и зовешь: «Идите ко Мне!» Сделай так, чтобы он Тебя услышал и пришел!