детская писательница

Глава 3

Дедушка Мартич отпиливал сучки, обломившиеся под тяжестью ягод. «Удивительно! Еще никогда на
этой вишне не было столько плодов! Ты знал, Господи, что дашь мне детей, и поэтому приготовил им
столько ягод, — старик вполголоса разговаривал с невидимым Создателем, — Прошу Тебя, Господи, сохра-
ни для нас это дерево!»
— Дедушка, дедушка! — услышал он за своей спиной.
— Ах, мои крошки, вы уже вернулись? — с раскрытыми объятиями старик пошел навстречу детям.

Юля, как бабочка, уже хотела порхнуть к нему, но вдруг остановилась.
— Дедушка, я принесла тебе полный передник лисичек и целый кузовок шампиньонов, а Андрюша еще
больше!
— Ух, как хорошо! Высыпьте грибы на траву и идите ко мне!
Обняв дедушку за шею и прижавшись к его морщинистому лицу, Юля рассказывала, как они чуть не за-
блудились.
— Когда мы шли по лесу, то встретили дядю. И он показал нам короткую дорожку к леснику.
— Идемте, дети. Вы, наверное, проголодались? — прервал ее рассказ старик. — Я сварю суп, а вы пожарите
грибы, и будет у нас настоящий пир.
— Дедушка, — вдруг вспомнил мальчик, — какая-то красивая тетя в будке около железной дороги попроси-
ла меня продать ей грибы. Я сказал, что сначала спрошу у тебя разрешения.
— Давай, Андрюша, переберем грибы и самые хорошие сложим в корзинку. Вот эти мы пожарим на ужин.
А грибы, что в корзинке, отнеси той женщине. И скажите ей, что это подарок от нас. Когда моя покойная
жена болела, эта тетя приносила ей горячую еду.
Как только колокол пробил полдень, новая семья деда Мартича села за стол. Сам дед ел мало, но радо-
вался, что дети кушали с большим аппетитом.
— Дедушка, женщина из будки долго не хотела брать грибы просто так. Она говорила, что ты давно с ней
расплатился. Тогда я сказал, что принесу ей еще грибов и возьму за них деньги. И она согласилась.
Утреннее солнышко еще не высушило сверкающие на траве капли росы, а в лесу уже зазвенела коса де-
да Мартича. На краю поляны, где он собирался косить, рос одинокий дуб. И под ним, прислонившись к
стволу, стоял лесник Карл Рогон. Как только старик наточил косу, лесник спросил:
— Ну как, Мартич, вам живется с ребятами?
— Как живется? — лицо старика как будто озарил луч солнца. — Вы, может быть, меня не поймете, но ска-
жу вам правду: как в раю. Просыпаясь ночью, я слышу дыхание спящих детей и думаю, что теперь в хи-
жине я не один. И тогда радость наполняет мое сердце. Ведь человек создан не для одиночества. Верно
сказал Господь там, в раю, что человеку нехорошо быть одному. Когда я стал размышлять, почему эти
дети пришли именно ко мне, то вспомнил слова: «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня при-
нимает». И вдруг хижина напомнила мне тот вифлеемский хлев, где когда-то в, яслях лежал Младенец —
Сын Божий. Я так рад, что удостоился чести принять Его в лице этих двух сирот. Теперь Он живет у нас!
Поэтому я и сказал: «Как в раю», ведь рай лишь там, где Он с нами. Однако мне пора косить, пока трава
сырая.
— Роса не скоро высохнет, — сказал лесник. — Не торопитесь, пусть дети наберут побольше земляники.
— Я буду косить левее, где нет земляники, — предложил старик.
Лесник направился к детям. Если бы не Юлина красная юбочка, он бы не сразу нашел их в высокой тра-
ве.
— А вот и лесник! — радостно воскликнула Юля. В этом море травы и удивительной тишины леса она чув-
ствовала себя не совсем уверенно.
— Возьмите, пожалуйста, ягоды, дяденька, — сказал Андрюша, — у нас уже полные кувшины. На дне моей
корзинки лежит еще несколько грибов, я закрыл их листьями клевера. И землянику мы можем пересы-
пать в корзинку. Как много вокруг ягод!
— Да, и такие крупные!
— Нет, ребята, не надо пересыпать землянику. Кувшины с ягодами отнесите моей жене, мы живем недале-
ко. Остальные ягоды все ваши.
Ах, как много интересного торопились рассказать деду Юля и Андрюша! Какая у лесника красивая и до-
брая жена! Каким вкусным завтраком она их накормила! И каждому дала с собой по краюхе хлеба. У них
во дворе живут собаки и настоящая ручная лань.
Дети возвращались домой со щедрыми дарами. И кувшин, и корзинка были наполнены земляникой.
Корзинку ягод у них купила жена путевого обходчика. Она угостила ребят блинами, а самый большой
блин попросила отнести дедушке.
Так для двух сирот начиналась новая жизнь в Сурове.