детская писательница

Глава 2

Между тем Андрюша и Юля Гладик вселялись в хижину у ручья.
На кровать покойной жены Мартича тетушка Суха положила перины, доставшиеся детям после смерти
их матери. А одежду, которую они привезли с собой, убрала в сундук. Шестилетний Андрюша и четыре-
хлетняя Юля расставляли свои игрушки в углу за печкой. Пес Захрай не сводил с них глаз.
В маленькой хижине было чисто. Вдоль стены, под окном, стояла добротная скамья, перед ней — стол, за-
стеленный белой скатертью. На столе лежала накрытая белой салфеткой буханка хлеба, а рядом с ней —
большая Библия и несколько книг. Из окон хижины, вымытых до блеска, были видны вишневый сад и
ручей. Дедушка Мартич хлопотал во дворе. Ветер шевелил его седые волосы, но крепкое тело старика
еще напоминало о былой стройности. Лучистые синие глаза, как и в молодости, сияли на его приветли-
вом лице. И действительно, когда-то во всем Сурове не было более видного парня, чем Петр Мартич.

Старик вошел в хижину, и за ним увязался солнечный лучик.
— Как хорошо, что ты пришел! — обрадовалась тетушка Суха. — Парное молоко и простоквашу я постави-
ла в кладовку, а буханку хлеба положила на стол. Только вот овес для супа не успела залить кипятком.
Сегодня я пойду стирать к соседке и заодно простирну вот это бельишко. Остальное еще чистое. У детей
мало вещей. Но у Сына Божьего было еще меньше. Он позаботится о них!
-Ты права, Катерина, Он нам во всем поможет. Спасибо тебе большое! Когда пойдешь домой, возьми с
собой детей и покажи им, пожалуйста, дорогу к твоему дому. Вдруг мне понадобится послать их к тебе. И
заодно покажи детям, где живет лесник. Ты же знаешь, я иногда работаю у него.
На следующий день Юля и Андрюша, взявшись за руки, шагали по лесной тропинке и с наслаждением
вдыхали чистый воздух. Белки с любопытством смотрели на них из-за пушистых еловых веток. Зяблики
и синицы провожали их веселым пением. Стучал дятел, куковала кукушка. Босые ноги детишек утопали
в мягком мху. Лучи солнца целовали непокрытые ребячьи головки — черные волосы мальчика и золотис-
тые кудри девочки. Она, в льняной кофточке и пестрой юбочке, была просто прелестна. Ее глаза довер-
чиво смотрели на мир из-под длинных ресниц, будто хотели открыть неведомое. Ей еще не было пяти
лет, а брату шел седьмой год. Карие глаза придавали загорелому лицу мальчугана мечтательное выраже-
ние. Видно было, что малыш вырастет красивым парнем.
— Куда идете, ребята? — раздался строгий мужской голос. Маленькие путники остановились. Девочка до-
верчиво посмотрела на статного господина с ружьем.
— Мы с сестрой идем в лесничество, — объяснил мальчик.
— Зачем?
— Дедушка Мартич нас послал.
— Значит, вы его дети?
— Да, — сказала девочка, — он нас принял ради Иисуса Христа.
— Вот как?! А что дедушка велел передать леснику?
— А вы, наверное, лесник? — догадался мальчик. — Тогда дедушка просил передать вам, что вчера он не
смог прийти, у него не было времени. Можно ли ему прийти к вам завтра?
— Передайте дедушке привет и скажите, что я жду его завтра утром. Пусть возьмет с собой косу. Он знает
зачем. Вы тоже приходите, и для вас работа найдется. Около той деревни, где вы раньше жили, был лес?
Ты, мальчик, сможешь отличить съедобные грибы от поганок?
— Я знаю все хорошие и все плохие грибы. Мы с мамой часто ходили в лес. И Юля понимает, какие из
них ядовитые.
— Ну тогда идемте со мной! Лесник свернул с тропинки.
— На эту полянку я никого не пускаю, потому что здесь посажены деревца. Они еще совсем маленькие, —
говорил он, пересаживая детей через колючую изгородь.
— Я как-то раз с мамой тоже сажал деревья. Она так жалела, когда их надламывали, — сказал Андрюша.
— Хорошо, что ты это понимаешь, значит, будешь присматривать за сестренкой. Сорви-ка вон те лопухи
и принеси их мне.
— Ой, сколько грибов! — воскликнула девочка и захлопала от восторга в ладоши. — И такие маленькие!
Лесник сделал из листьев лопуха кузовки и протянул их сияющим от счастья детям.
— Собирайте грибы, пока я не приду. Только берите те, что покрупнее. Маленькие пусть еще подрастут, —
сказал он и оставил ребят одних около грибного клада.
— Кузовки, Юля, уже полные. Эти лисички можно положить в твой передник. Вот бы отнести их дедушке
и пожарить на обед. Как ты думаешь, лесник нам их отдаст?
— Конечно, отдаст, — уверяла Юля брата, — ведь он добрый.
— Ну что, дети, много собрали?
— Много! — воскликнула Юля и показала лисички, которые лежали у нее в переднике. — Можно мы возь-
мем грибы домой?
— Можно. А теперь идемте! Что ты там делаешь у деревца?
— Его опутал плющ. Я вырвал плющ с корнем, чтобы саженец мог расти, — ответил Андрюша.
Растроганный лесник погладил мальчика по голове. Затем он перенес детей через изгородь, вывел на
тропинку и еще раз напомнил, что нужно передать дедушке. Глядя вслед счастливым детям, он вздох-
нул: «Чуть было не заставили ребятишек ходить из дома в дом, как бродячих собак. А то еще заперли бы
их в большой казарме. Старик принял их ради Христа. Думаю, что он обрел больше, чем надежду на бла-
гословение».