детская писательница

Глава 12

На следующий день, в среду, учитель провел в классе собрание, на котором присутствовал и Шпиц. На-
вострив уши, пес ловил каждое слово. В четверг уроки были отменены, и после обеда все старшие школь-
ники отправились вместе с учителем на поле дедушки Мартича. Оно находилось неподалеку от его хижи-
ны. Мальчики несли лопаты и грабли, а Шпиц бежал налегке. Пес радовался, что может участвовать в
общем важном деле.
— Слышал, Мартич, новость? — окликнул старика сосед, проходивший мимо его двора.
— Какую?
-На твоем поле полно работников! Послушай, как ребята поют. Учитель — хитрец. Наша Симка сегодня
едва дождалась обеда, чтобы пойти с учителем копать картошку. Дома ее не заставишь работать, а тут
сама рвется! Я только что с поля, вот пришел сказать тебе!
— Спасибо, сосед, мы с Юлей сходим туда. Бог дал сегодня такой теплый день, будто весна в гости загля-
нула.
Старый Мартич пошел на поле не с пустыми руками. Он взял спички и соль, а Юле дал ведро. Вскоре
они увидели ребят. Учитель работал без пиджака, в одной фланелевой рубашке с закатанными рукавами.
Он раскраснелся от работы, и весь его вид излучал здоровье и радость. Приятно было посмотреть и на
его усердных учеников. Мальчишки выкапывали кусты картошки, а девочки собирали ее в корзины.
Наполненные корзины мальчики уносили и высыпали картошку в мешки.
— Бог в помощь! — поприветствовал их старик,
— Дай-то Боже! — ответили дети хором. — Здравствуйте, дедушка!
Дети прервали работу, окружили Мартича и стали объяснять, почему родители разрешили им сюда при-
йти.
— Мы ее враз всю выкопаем, дедушка! Учитель что-то шепнул ребятам, и они быстро собрали картофель-
ную ботву и соорудили из нее удобное сиденье. Учитель усадил старика с Юлей, затем, хлопнув в ладо-
ши, крикнул: «Раз, два, три!» — и дети, как муравьи, снова закопошились около корзин.
Работали весело. Слышались шутки, мальчики перебрасывали друг другу мелкую картошку, а Шпиц
бегал, как угорелый, хватал картошины и приносил их назад. Захрай тоже был здесь. И вот они со Шпи-
цем завертелись, запрыгали, перескакивая через спины друг друга. Потом стали носиться по полю к об-
щей радости ребят, которым веселье не мешало работать:
— Шпиц, не зевай, хватай его!
— Захрай, взять!
Вдруг с дороги донесся собачий лай. Шпиц замер, навострил уши. Захрай зарычал. Навстречу ребятам
семенили на кривых лапках две таксы.
— Флок! Мая! — окликнул их Андрюша, но собаки даже не оглянулись. Они спешили представиться своим
четвероногим товарищам. Юля считала, что они говорили друг другу приветствия на собачьем языке.
Вслед за собаками появился лесник и направился к дедушке. Они поздоровались, и старик усадил Карла
Рогона рядом с собой. К ним подошел учитель и крепко пожал им руки.

— Через полчаса закончим, — сказал учитель, — только бы хватило мешков. На этом поле Бог дал богатый
урожай.
Учитель хотел отправить за мешками двух девочек, но тут подъехала телега Заболовых. У кузнеца на-
шлось несколько пустых мешков, и он охотно отдал их. На телеге стояли корзины с только что собран-
ными сливами. Одну корзину вкусных слив дядя Семен подарил ребятам, а дедушке Мартичу сказал,
что отвезет его картошку на телеге.
Андрюша с Юлей сгребли ботву и принесли из колодца воды. Две девочки постарше перемыли в ведре
целую корзину картошки. За это время мальчики вместе с лесником набрали хвороста и разожгли кос-
тер.
— Горит костер на королевском поле, — запел учитель. Его голос подхватил ветер и унес ввысь вместе с
дымом.
Пока ребята заканчивали работу, дедушка пек в золе картошку. Учитель и дети вымыли у колодца руки
— и начался пир. Ах какая вкусная была печеная картошка! Ни лесник, ни кузнец Заболов, ни его работ-
ник Павел не могли отказаться от такого угощения. Сидя у костра, кузнец вспоминал, как в детстве он
пас овец и научился печь картошку. Лесник тоже рассказал случай из своего детства. Костер медленно
догорал.
Между тем выкопанную картошку погрузили на телегу. Кузнец усадил дедушку на воз, а между мешка-
ми учитель нашел местечко для Юли и еще двух девчушек.
— Стройся! — скомандовал учитель. — Мы возвращаемся с победой!
Но перед построением дедушка Мартич помолился, и дети с песней двинулись в путь. Их песня, поддер-
жанная мужскими голосами, торжественно плыла над полями. Мальчики во главе с учителем марширо-
вали впереди телеги, девочки шли за ними, а лесник с кузнецом замыкали шествие. Так торжественно
везли картошку дедушки Мартича. Еще долго в селе вспоминали об этом. Когда дети вырастут, они рас-
скажут своим внукам, какой у них был учитель, как они на поле дедушки Мартича убирали урожай и ка-
кая вкусная была картошка — горячая, испеченная в золе. Они вспомнят, как дедушка на прощанье по-
благодарил их: «Вы, дети, помогая моим сиротам и мне, бедному слабому человеку, проявили свою лю-
бовь к Господу Иисусу Христу. И Отец Небесный, любящий Своего Единородного Сына, воздаст вам за
это».
Вернувшись домой вечером, лесник сказал детям: «Ведите себя хорошо дома и в школе. Если Бог даст
нам здоровье, а погода не подведет, мы устроим в лесу праздник. Позовем учителя с его учениками и при-
везем к нам дедушку Мартича».
Вот это да! Две недели дети с нетерпением будут ждать этого события!
Вечером того же дня в доме кузнеца Заболова узнали новость, которая встревожила всех. Во дворе своего
дома споткнулась кума Кубичиха. Ее на руках принесли в комнату и уложили в постель. И теперь уши-
бленная нога у нее совсем отнялась. Старуха Заболова решила отправиться к родственнице, чтобы по-
мочь ей по хозяйству. Когда невестка предложила поехать вместо нее, свекровь возразила: «Что ты в
этом деле понимаешь!
Вы лучше сами за собой присмотрите, чтобы все здесь было в порядке». Работник запряг лошадь, и Се-
мен сам отвез мать к Кубичихе. Вернулся он оттуда с двумя малышами — четырехлетней Маришкой и ше-
стилетним Илюшей.
— Да, плохи дела, — сказал он жене. — Мать не знает, за что взяться. Илюшу я привез сюда потому, что ему
надо идти в школу, а у них в селе нет учителя.
— Это ты хорошо сделал, Семен, — поддержала его жена. — Мы с детишками как-нибудь справимся.
Она успокоила плачущую Маришку и уложила детей спать. Малыши очень боялись бабушку Кубичиху.
Когда за ними приехал дядя Семен, они с радостью отправились к нему.
Тетя Юша казалась им доброй. Уже на следующий день новички вполне освоились. Особенно они радо-
вались встрече с братиком Даником. В субботу детей Заболовых пригласили в гости к деду Мартичу. Там
они познакомились с его воспитанниками. Андрюша с Илюшей сразу подружились. В понедельник они
вместе пошли в школу и сели за одну парту. Пока мальчики были в школе, Юля, Мариша и Даник игра-
ли в хижине дедушки Мартича. Тетя Юша накупила им всякой снеди и научила играть «в гостей». Деду-
шка чистил орехи и приходил к детям «в гости», а они его угощали. Захрай охранял малышей.
Для Юли наступили счастливые дни. Раньше у нее никогда не было подружки, а теперь появилась Ма-
ришка. Девочки любили вместе играть в куклы. Тетя Юша привезла им с ярмарки две необычайно кра-
сивые куколки: с розовыми щечками и голубыми, как незабудки, глазами. На всем белом свете не было
таких кукол! Андрюше с Ильей тетя подарила по дудочке. Из школы они возвращались вместе и шли
сразу в хижину дедушки. Там они делали уроки, заданные учителем на завтрашний день.

Справившись с домашним заданием, они бежали к Заболовым играть с их потешными таксами. Бедным
животным доставалось от мальчишек, во что бы то ни стало желавших научить их трюкам, которые
умел делать Шпиц. И все же собачки очень любили своих маленьких повелителей. Вот длинноухие «ар-
тисты» в бумажных колпаках «служат», держа палочку в лапах, и жалобно повизгивают. Мальчики на-
чинают играть на дудочках, а собачки «поют». Такие выступления иногда прерывал кузнец. «Перестань-
те же наконец, шальные! Голоса собственного не слышно!» — урезонивал он. Его слова производили маги-
ческое действие на «артистов», и собачки моментально исчезали в конуре, опасливо выглядывая из лаза.
А мальчики убегали в сарай, набирали там полные охапки дров и несли их тете Юше на кухню. Но вско-
ре Илюша снова был во дворе и придумывал новую игру.
Молодая Заболова говорила мужу, что она еще никогда столько не смеялась. С тех пор как она стала хо-
зяйкой дома, работники не могли нахвалиться. Обед стал намного вкуснее и подавался на стол горячим.
В доме не слышно было грубого слова. Казалось, что с детьми в дом вошло счастье.
Младшие девочки любили играть в дедушкиной хижине возле печки. Там у них был свой уголок, в кото-
ром дедушка из дощечек, тонких прутиков и соломинок сделал кукольный домик. Девочки наряжали ку-
кол в лоскутки, которые хранились в коробке. В играх одна из кукол была больной, а другая приходила
ее проведать и приносила гостинцы. Маленькому Данику отводилась роль доктора. Для большего сход-
ства на него накидывали платок, похожий на плащ доктора. В руку он брал палку, успешно заменявшую
ему трость. «Доктор» должен был спрашивать «больных», что у них болит, в точности повторяя слова,
которые девочки ему подсказывали. За это Даник мог съесть то, что «больная» кукла не могла «ос-
илить». Да, хорошие это были дни!