детская писательница

Глава 1

С меня довольно! — воскликнул кузнец Заболов. Он захлопнул большую семейную Библию и вышел из-за
стола.
— Что тебя так рассердило? — удивленно спросила жена, оторвавшись от рукоделия. — Если ты в этой кни-
ге с чем-то не согласен, то не бери ее в руки!
— Ну как не брать, Юша? — словно извиняясь, сказал кузнец и погладил кожаный переплет книги. — Я хо-
тел убедиться, действительно ли в Библии написано, что Христос велел нам любить наших врагов, благо-
словлять проклинающих нас и прощать тех, кто нас обижает. И это там есть!
— И всегда было, Семен. Еще до того, как мы с тобой появились на свет, — задумчиво сказала жена и поло-
жила вышивку на колени.
— Конечно, было. Однако человек, который недавно приходил к Ивану, доказывал, что нужно следовать
всем заповедям Христа. И тогда мы станем настоящими христианами. Такими, как дедушка Мартич.
— Почему ты вспомнил о Мартиче?
— Разве ты не знаешь? На прошлой неделе наша община получила письмо. В нем говорилось о детях по-
гибшего на войне Иосифа Гладика. После его гибели вдова с детьми не захотела уезжать из Гронова. А
два месяца назад она умерла. И вот теперь надо решить, как быть с сиротами.
— Судья мне рассказывал об этом. И какое решение вы приняли? В субботу ты пришел с собрания очень
расстроенным.
— Гроновская община заявила, что не примет детей Гладика, потому что их отец не входил в нее. А наши
говорят, что здесь, в Сурове, он тоже никого и ничего не оставил.
Уехал отсюда много лет назад, и дети его родились в Гронове. Какое нам дело до них? Правление реши-
ло, что эти дети должны жить в Гроновской общине. А если они этого не хотят, пусть заплатят сиротско-
му дому за их содержание. Все согласились с таким решением. И вдруг поднялся дедушка Мартич. Он по-
просил, чтобы мы взяли детей в нашу общину. Если, мол, столько людей у нас кормится, то и для двух
сирот еды хватит. И он напомнил нам слова Иисуса Христа: «Кто примет одно такое дитя во имя Мое,
тот Меня принимает» (Мф. 18:5). Он умолял не изгонять с этими детьми Сына Божьего из нашей общи-
ны. Тут мельник Гушко закричал на Мартича: «Тогда возьми их к себе вместе с благословением Божь-
им, которое ты нам обещаешь. Ты живешь один, твои дети уже выросли и разъехались, а жена умерла.
Мы не можем чужих детей навязать нашим женам, им и со своими хлопот хватает». А дедушка Мартич
ответил: «Я знаю, что маленьким детям нужна мать. И не сразу предложил себя потому, что живу один.
Но думаю, что Господь.
Бог Сам позаботится о нас и даст мне столько мудрости, чтобы я мог заменить детям и мать, и отца».
Мы думали, что это пустые разговоры, но вчера, когда детей привезли из Гронова, Мартич их взял к се-
бе.
— Как же они будут жить? — женщина убрала рукоделие и подняла на мужа глубокие черные глаза. Не до-
ждавшись от него ответа, она продолжала. — Женщинам Суровской общины не делает чести, что они от-
казались исполнить волю Господа. Одни из-за того, что у них слишком много детей, другие из-за того,
что слишком мало. А дедушка Мартич живет по Слову Божьему. Он вырастил своих детей и разделил
между ними все, что нажил. Себе он оставил только козу и трех овец. Коровы у него нет, живет он очень
бедно и вынужден даже ходить на поденную работу. После смерти его жены старая вдова Суха за клочок
земли, который он ей отдал, стирает ему белье и печет хлеб. Но она уже с трудом с этим справляется.
Вряд ли она сможет ухаживать за детьми.
— Зачем ты мне все это говоришь?! — закричал Семен, — Мне что, в наш дом надо было привести этих де-
тей? Они тебе нужны?
— Меня никто об этом не спрашивал. Кого в этом доме интересуют мои желания? Если бы я и захотела
сделать то, что велит Господь, то не смогла бы, пока живу в вашем доме. Ты меня взял из бедной семьи,
и здесь моего ничего нет. Зачем об этом говорить? Но я рада, что в нашем селе есть дедушка Мартич, ко-
торый не допустил, чтобы изгнали Христа…
Молодая женщина вышла из комнаты, а кузнец, мрачный, еще долго стоял у окна.