детская писательница

Глава 7

Шесть долгих лет пролетели, как быстрые птицы. Лишь иногда возникает легкая грусть, оттого что прошлое нельзя вернуть.

Снова волны Дуная качали корабль, только сейчас была не осень, а прекрасная весна. Михаил Годолич стоял на палубе и любовался восходом солнца. Он возвращался на родину, по которой так тосковал на чужбине. Теперь он мог вернуться домой. Благодаря его неустанному труду и стараниям дяди Мартына в банке на счету Ольги лежало сорок тысяч, а отцовское имение было избавлено от долгов.

С чистой совестью он мог теперь предстать перед своей женой, вернуть ей то, что незаконно присвоил отец, и разорвать этот вынужденный брачный союз.

По другую сторону океана Михаил Годолич приобрел не только земное богатство, но и другую «драгоценную жемчужину». Он покидал свою родину безбожником, а возвращался с гордым сознанием, что стал христианином — членом Международного христианского союза молодых мужчин, активной и деятельной организации. «Ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?»- написано в Библии (1Кор.7:16). И выше: «Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны» (1Кор.7:15).

Ведь их брак с Ольгой и не был настоящим браком — они никогда не принадлежали друг другу. Все обещания перед священником, которые они произносили во время бессмысленной церемонии, были против Божьей воли. Эти грешные, недостойные узы следует разорвать. От всего дурного, что было в прошлой жизни, его очистила вера, кровь Сына Божьего.

Из дядюшкиных писем Михаил знал, что Ольга сильно изменилась. Но после того как он ответил на первое письмо Дюро, о ней больше не присылали никаких известий, даже не упоминали, и это было важнее всего для Михаила. Наверное, Дюро тоже разочаровался в Ольге, и свою жену он встретит такой, какой она была в день его отъезда, и сразу же поспешит вернуть ей свободу. Одно лишь ему хотелось сделать перед расставанием: рассказать ей об Иисусе Христе. Ее будущее он обеспечил. Если Ольга снова выйдет замуж, он не будет считать этот шаг грехом.

Он же хотел оставаться свободным и, следуя совету апостола Павла, не искать другой жены. В Бразилии он знакомился с христианками из Америки, но все они не соответствовали его новому представлению об идеальной женщине.

Корабль приближался к родным берегам. Как Михаил стремился к желанной свободе, о которой мечтал шесть долгих лет!

На пристани его ждала повозка из замка Годоличей. Незнакомый кучер почтительно приветствовал его и передал письмо от дяди Мартына, в котором тот извинялся, что обстоятельства не позволяют ему встретить Михаила лично. Кучер уложил багаж, и они двинулись в путь. Наконец вдали показался отчий дом. И скоро можно было рассмотреть парадный вход и увитую виноградом лестницу на второй этаж. Молодой человек улыбнулся: видно, здесь распоряжался человек, которому не чужда романтика. В верхнем окне показался седой мужчина и, увидев повозку, замахал шляпой. У Михаила потеплело на сердце. Он дома! Еще несколько мгновений — и он в объятиях дяди. Вскоре оживленный голос молодого хозяина слышался уже в украшенной цветами прихожей, где все было в образцовом порядке. Весь дом дышал уютом, и, войдя в свою комнату, Годолич едва узнал ее.

— Значит, Дюро меня здесь не ждет? Ведь он теперь врач у Замойской?

— Да, два года назад баронесса открыла частную больницу, и теперь у него там хорошая работа.

— А как его здоровье?

— Слабое, как всегда. Но зимний отдых в Италии, куда он сопровождал дам, пошел ему на пользу. Он заметно окреп.

— А как Ольга? — нехотя спросил наконец Годолич.

— Ты мне не позволил ее предупредить, и ее как раз нет дома. Баронесса на прошлой неделе уехала в Англию, и Ольга замещает ее в Орлице.

Михаилу хотелось спросить, в чем же она может заменить благородную даму, но дяде, как ему показалось, не хотелось больше говорить об этом.