детская писательница

Глава 6

— Ольга, пожалуйста, поедем сегодня со мной, — попросил ее как-то Дюро.

Стоял ясный зимний день. Кони нетерпеливо били копытами. Доктор и Ольга в | санях помчались по заснеженной долине.

— Почему ты велел мне надеть меха и лучшее платье? — спросила она доктора, почувствовав на себе недоуменный взгляд кучера.

— А потому, что мы едем навестить мою больную. Это баронесса, наша соседка. Она давно хотела с тобой познакомиться и просила привезти тебя.

— Но зачем я ей, Дюро? Она дворянка, привыкла к изысканному обществу.

— Ничего не бойся. Она очень мудрая и обаятельная женщина. В ее доме живет молодая компаньонка — истинная благочестивая англичанка. Возможно, тебе будет интересно.

Баронесса тоже долгие годы жила в Лондоне, как жена польского дворянина, аккредитованного послом. И, признаться, по сравнению с ними мы — безбожники.

— Вот как? Но, Дюро, рядом с ними я буду чувствовать себя неуклюжей и необразованной.

— Ты должна учиться не только по учебникам. Тебе необходимо общение с благородными дамами, у которых ты можешь кое-что перенять.

— За одно короткое посещение я немногому научусь.

— Ты можешь бывать у них чаще. Позаботься о том, чтобы они сочли тебя приятной и нужной.

Сердце молодой женщины тревожно билось, когда она очутилась в прекрасно обставленной спальне, отгороженной портьерами от гостиной. На удобной софе лежала уже немолодая дама и слушала песню, которую исполняла другая женщина под аккомпанемент фортепиано. Ольгу поразило одухотворенное лицо госпожи Замойской. Хозяйка дома с такой сердечностью протянула гостье свои нежные руки, что у Ольги сразу исчез всякий страх. Она невольно склонилась и робко поцеловала ее почти прозрачные пальцы.

— Добро пожаловать, милое дитя, — обратилась дама к Ольге. — Доктор Тихий обещал привезти вас сюда. Как мило с его стороны, что он выполнил свое обещание, а также с вашей стороны, что вы приехали.

Звуки фортепиано умолкли, и из-за портьеры появилась молодая светловолосая англианка приятной наружности. Дамы были представлены друг другу: «Госпожа Руфь Морган. Госпожа Ольга Годолич».

Пока доктор беседовал со своей пациенткой, молодые женщины перешли в салон.

— Вы так хорошо играли и пели, госпожа Морган, — робко заметила Ольга.

— А вы тоже играете и поете, госпожа Годолич?

— О нет, я начинала учиться играть на рояле, но заболел мой отец. Ии мне, чтобы ухаживать за ним, пришлось прервать занятия, а после его смерти и вовсе прекратить. Мне так хотелось учиться…

— Дорогая госпожа Годолич, здесь есть рояль, а у меня достаточно свободного времени. Если ничто не помешает, я с радостью продолжу с вами занятия. Музыка — это Божий дар. Она дана нам на земле для утешения. Музыкой мы можем прославлять нашего Господа Бога.

— О, я бы с удовольствием стала заниматься. Но понравится ли это госпоже баронессе?

— Моей госпоже? — улыбаясь, переспросила молодая дама. — А вы у нее сами спросите об этом.

— Она, наверное, очень добрая?

— Она ученица Того Господа и Учителя, сердце Которого наполняет только любовь.

— Какого «Господа»?

— Иисуса Христа. Вы Его тоже любите, госпожа Годолич?

— Я? — смешалась Ольга. — Я слышала о Нем, но никогда не думала о том, что Его нужно любить. Он ведь так далеко от нас.

— Мы надеемся, что от меня и моей госпожи Иисус не очень далек. С Ним мы начинаем и заканчиваем день. Он всегда в наших сердцах.

В этот миг доктор позвал их, и дамы вернулись к баронессе.

— Ах, милое дитя, садитесь поближе ко мне. Сейчас Руфь принесет нам что-нибудь поесть, а вы останьтесь со мной, меня это развлечет. И пока господин доктор будет осматривать нашего заболевшего садовника, мы посидим здесь.

— О, госпожа баронесса, прошу вас, если я буду задерживаться, не ждите меня. Ваше угощение я попробую позже, а вам срочно нужно подкрепиться, — сказал Дюро и вышел из комнаты.

— Ну вот мы и одни, — обратилась баронесса к Ольге, проводя рукой по гладко зачесанным волосам молодой гостьи. — От доктора я узнала, как хорошо вы умеете ухаживать за больными, думаю, что с вашей соседкой, у которой слабое здоровье, вам некогда будет скучать.

— Мне очень приятно это слышать, — произнесла Ольга, — только вам будет скучно со мной, госпожа баронесса.

— Не думаю. Расскажите мне о вашей жизни, а в другой раз я вам расскажу о моей.

И Ольга, обычно молчаливая, открыла свое сердце баронессе. Кроме воспоминаний о детстве, она мало что могла рассказать о своей жизни. Ведь все, что любила, она похоронила в юности.

— Дитя мое, — спросила вдруг баронесса, — а где ваш супруг?

— Он недавно уехал в Бразилию.

— Благополучно ли он добрался?

— Этого я не знаю, — грустно ответила Ольга.

— Вы еще не получили от него известий?

— Нет и вряд ли когда-нибудь получу, — пробормотала она.

— Вы сердитесь на него? — ласково спросила баронесса.

— Нет, госпожа баронесса, он сердится на меня.

— А чем вы перед ним провинились?

— Поверьте, ничем. Но он не хотел брачного союза со мной, я тоже его не искала. Мы лишь выполнили волю его умирающего отца. До свадьбы мы ни разу не встречались, а когда я появилась у них — такая, как он сказал, некрасивая и глупая, то он не вынес моего присутствия и уехал из дома.

Одинокая слеза скатилась по бледной щеке Ольги. Баронесса стерла ее своим платочком.

— Не беспокойся, дитя мое, Господь Иисус все устроит наилучшим образом. То, что ваш муж вас не любит, конечно, очень печально.

Но Сын Божий любит вас. И то, что вы говорили о глупости и необразованности, неверно. Не тот глуп, кто не мог учиться, а тот, кто учиться не хотел. А вашу внешность мы сделаем более привлекательной. Вот, например, эта прическа вам не к лицу, как и фасон вашего платья. У моей Руфи хороший вкус, и она поможет вам стать элегантной. Вы с ней подружитесь и многому научитесь.

— О, такой изящной я никогда не стану, — печально вздохнула Ольга.

— Этого вы не можете знать.

— Госпожа Морган предложила мне брать у нее уроки игры на рояле, если вы позволите.

— С радостью, дитя мое. Приходите хотя бы через день, так как ежедневно вам не позволят ваши обязанности. Вы будете учиться не только музыке, но и английскому языку. А вот и кофе. Значит, решили: зимой вы будете прилежно учиться, а как только наступит весна, я возьму вас с собой в путешествие, если только Господь вернет мне здоровье…

— Ну что, Ольга, ты все еще сердишься, что я повез тебя к баронессе? — шутливо спросил доктор на обратном пути.

— О нет, Дюро, я так тебе благодарна. Я не предполагала, что на свете есть такие добрые люди.

— А знаешь, почему они так добры? Они полюбили Иисуса Христа, приняли Его в свои сердца и впустили в свои жизни.

В то самое время в замке госпожи Замойской Руфь Морган преклонила колени у постели своей госпожи, и баронесса молилась:

«Господи, мы благодарим Тебя за возможность привести эти две дорогие души к Тебе.

О, спаси их поскорее, особенно милого доктора. Ведь он признался, что давно жаждет Света, и он, кажется, не совсем здоров. Пробуди к жизни также это бедное дитя и употреби ее как орудие Твоей милости. Спаси также и ее несчастного мужа. Сохрани его от греха. Открой ему глаза и соедини вновь то, что разлучил грех!»