детская писательница

Глава 15

Когда на другое утро доктор Г. зашел в спальню своего коллеги, поскольку тот не появился в больнице в обычный час, слуга ответил, что доктор Тихий еще не вставал. Но от этого сна Дюро уже никто не мог пробудить — ни зов друзей, ни плач больных. Доктор Тихий был в вечности — у любящего Господа.

Врачи установили мгновенную смерть от внутреннего кровоизлияния. Выражение лица Дюро и его руки, сложенные, как для молитвы, говорили о том, что земная жизнь не нанесла ему последний болезненный удар и что он ушел из нее с улыбкой.

Велика была печаль тех, для кого его уход был большой утратой. Но слова и дела доктора Тихого продолжали жить в памяти людей. Возле его могилы нередко собирались друзья, чтобы обсудить, какие его добрые идеи удалось осуществить и что еще предстоит сделать.

Когда после похорон Дюро друзья собрались у госпожи Замойской, она попросила Михаила, чтобы он сдал в аренду или продал имение Годоличей. Она сказала, что хочет передать ему дом в Орлице, где все они, не расставаясь, смогут продолжать свое благородное дело.

Свой ответ Михаил должен был дать через три недели, но уже через две недели он заявил о своей готовности жить в Орлице и трудиться для Господа. Михаил не хотел больше владеть имением, пробуждавшим в нем столько печальных воспоминаний об отце и его грехе. Он уже не удивлялся тому, что Ольга отказалась от его денег. Действительно, не стоило жить ради них. Михаил понял, что Господь даровал ему земное богатство лишь для того, чтобы оно было положено к Его ногам, и в этом он поддерживал благородные стремления своей супруги.

Михаил Годолич понял, что его жена никогда не будет счастлива без своей работы. Когда-то он обещал не отнимать ее у госпожи баронессы, пока та жива. И вот баронесса поправилась, и он хотел сдержать свое слово. Ведь и ему нужна была любящая мать.

Дядя Тихий, может быть, и запротестовал бы против продажи имения, в которое он вложил столько сил, если бы баронесса не показала ему свое завещание. В нем было записано, что Ольга Годолич — единственная ее наследница. Возражений здесь быть не могло. После смерти сына господин Тихий всю свою любовь сосредоточил на племяннике. Он понимал, как тягостны для Михаила воспоминания о смерти его отца, жившего в замке Годоличей. Дядя дал согласие на то, чтобы Михаил стал компаньоном баронессы и вложил в ее имение свой капитал.

Продав замок Годоличей, Михаил испытал чувство радостного освобождения. Теперь благодаря завещанию баронессы он мог выполнить желание любимой жены и отстроить восточное крыло дома в Орлице. Умиротворение наполнило сердца молодых супругов, когда они наконец поселились в этом уютном гнездышке и начали совместную жизнь. У гроба Дюро, их брата и друга, они дали слово жить вместе и трудиться для Господа и ближних. Таким образом, баронессе не пришлось расставаться со своей дочерью, а Руфи — со своей сестрой. Обе они в лице Михаила обрели верного сына и брата, а он в лице Ольги — любящую жену, которой мог бы гордиться всякий благородный человек. Ведь самый прочный и лучший союз — тот, который создан Иисусом Христом. Как хорошо покоиться в пронзенных, но самых надежных руках дорогого Учителя. Он не оставляет дела, начатого в душе человека, пока в ней, будто в зеркале, не отразится Его совершенный образ.