детская писательница

Ищущие и найденные

Никогда в жизни Ондрейко не забудет этой встречи: дверь хижины внезапно отворилась, и из нее вышла красивая женщина в нежно-голубом платье. В руках она держала большую шляпу, которую выронила, когда с возгласом:- Мой Ондрейко!..»- она устремилась к нему, а он кинулся ей на шею со словами:- Мамочка, моя мамочка!» Она опустилась перед ним на колени, прижав его к своей груди. Они еще долго оба плакали, а вместе с ними и Палко.
— Ах, моя мамочка, я так тебя люблю! Не правда ли, я твой и ты меня больше не покинешь?- говорил Ондрейко, заливаясь слезами и гладя лицо женщины.
— Да, ты мой!- утешала она его.- Я тебя никому больше на свете не отдам! Но теперь пойдем, мой голубчик, к дяде Филина. Он позаботится о том, чтобы тебя у меня никто не отнял.
Никогда Ондрейко не забудет, как они вместе шли к пастушьей хижине, где их радостно встретили остальные обитатели хижины. Какой это был великолепный день! Потом мамочка вместе с тетей Моравец остались на ночь. Дядя посоветовался с тетей, и Стево принес обеим женщинам все необходимое из их домика: подушки, простыни, одеяла и прочее. Весь вечер Ондрейко просидел со своей мамочкой.
Дядя рассказывал о жизни на пастбище и много другого интересного из своей жизни. Поужинав на свежем воздухе, они потом спели псалом и помолились.
Палко читал вслух из Библии по желанию дяди Филина 15-ю главу Евангелия от Луки о добром Пастыре, о женщине, потерявшей одну драхму, о блудном сыне, имевшего доброго отца и ушедшего от него. Как плохо ему жилось на чужбине, пока, в конце концов, он не вернулся к отцу. Все внимательно слушали Палко. Вокруг царила глубокая тишина; когда он кончил читать, было слышно только потрескивание огня. На небе уже сверкали звезды, луна освещала вершины гор и пастбища. Временами был слышен тихий звон колокольчиков, доносившийся с овчарни. Вдруг дядя Филина, подняв голову, заговорил каким-то непривычным голосом: ? Пропавшая и найденная овца- это я, дорогие мои. Милостивый Бог простил все мои грехи. Господь Иисус искал меня и нашел, и я отдался Ему. Поблагодарим Его за это.
Сняв шляпу, он с жаром начал молиться. Никто из присутствующих еще не слышал подобной молитвы. Эти минуты Ондрейко также никогда не забудет. Когда вокруг все стихло, дядя Филина, как всегда, пошел проверить все ли в порядке. Подойдя к деревянной пристройке, он неожиданно остановился. На скамейке сидела, завернувшись в шаль, госпожа Славковская. Обняв руками колени, она глядела в даль звездного неба, как бы желая проникнуть в тайну этой красоты. Дядя Филина кашлянул, давая знать о своем присутствии. Подняв голову, женщина жестом указала ему на свободное место, приглашая присесть. Он повиновался.
— Вы сказали, дядя Филина, что вы пропавшая и найденная овца,- заговорила она.- Женщина, потерявшая свою драхму,- это я, и не только это, но я также и блудная дочь.
Ее голос был печальным.
— Что вы этим хотите сказать?- спросил Филина серьезно.
— Когда Палко рассказывал о блудном сыне, как добр был его отец, то я должна признаться, что я также поступила с моим отцом, любящим и добрым. И поэтому со мной случилось то, что должно было случиться .
Она глубоко вздохнула,
— Расскажите мне об этом! Я уже старый человек и мог бы даже быть вашим отцом. Я вас пойму.
— Да, вам я все расскажу. Вы спасли и заступились за мое несчастное дитя, когда у него никого не было. Вы заботились о нем, как родной отец.
Мы жили в Америке, где у нас была превосходная ферма. Мои дедушка и бабушка эмигрировали, будучи еще молодыми людьми, из Богемии и купили себе эту небольшую ферму. Они много трудились, и Бог благословил их труд. Они были благочестивыми людьми и всецело полагались на Бога. У них были сын и дочь. Сын пожелал учиться, и они ему в этом не препятствовали. На ферме помогать он им не мог, и родители были вынуждены нанять работника. Тот, кого они взяли, был их земляком, и они его сразу полюбили, приняв как родного в свою семью. Однажды, когда дедушка серьезно заболел и думал, что умрет, он позвал своего работника и сказал ему, что если он еще свободен и у него нет невесты, то пусть он возьмет себе в жены его дочь. Ему тогда легче будет умереть, зная, что и дочь и жену он передал в надежные руки. Он знал, что его дочь любила этого доброго и красивого юношу. Юноша попросил дать ему время для обдумывания. Встретившись с дочерью хозяина, он рассказал ей о своей судьбе на старой родине. Что там было, мне неизвестно, но дочь согласилась стать его женой и никогда в этом впоследствии не раскаялась. Отец мой был очень добр к моей матери. Дедушка выздоровел, живя и работая еще долгие годы вместе со своим зятем. Счастье им улыбалось, и вскоре они купили себе большую ферму. Я лично помню только эту последнюю. Я была единственной дочерью у моих родителей. Дядя Адальберт, который к тому времени женился и был профессором в Нью-Йорке, посоветовал моим родителям отдать меня ему на воспитание, так как там у меня была возможность посещать школы и стать образованной дамой. Дедушке это предложение тоже понравилось, и с тех пор я жила дома только летом, а остальное время ? у дяди, где я посещала школы, покуда мое образование не было закончено. Тут дядя открыл во мне большой дар к пению, мои учителя это также подтверждали. Без ведома моих родителей, я стала брать уроки пения, а дядя оплачивал их.Пение мне очень нравилось, и не столько само пение, сколько аплодисменть зрителей, которыми меня буквально осыпали на школьных выступлениях. Тем временем дома произошла большая перемена. Когда меня вызвали к умирающему дедушке, я с трудом узнала домашний очаг.
Наша ферма находилась в горах, где в течение нескольких недель происходили так называемые евангелизационные собрания. Вся наша семья ходила на эти собрания, чтобы послушать проповеди на религиозные темы, и все обратились и приняли Иисуса Христа как своего личного Спасителя. Мне никогда не забыть блаженной кончины моего дедушки, как он мирно отошел к Господу после того, как благословил всех оставшихся, и как спокойно перенесла эту великую утрату моя бабушка. Но тогда первый раз в моей жизни я буквально убежала из дома обратно в Нью Йорк к моему дяде. Мои дорогие родители организовали домашнюю церковь, где пели псалмы в честь Агнца, свидетельствуя о Нем, о Его спасении. Но я не хотела петь эти песни. Меня буквально душили стены дома, С великой печалью отпустил меня мой добрый и любящий отец. Мне предстоял еще экзамен и до конца занятий оставалось еще полгода. Мои родители уже радовались, что я буду жить с ними: ведь я была их единственная дочь и все сбережения они откладывали для меня. Дядя был со мной во всем согласен. Он также не хотел идти тем узким путем, который вел к вечному блаженству. С окончанием моего образования прекратились и уроки пения и я вернулась домой с целью уговорить родителей дать мне согласие идти в оперу. Я хотела стать певицей. Больше полгода уговаривала я своих родителей, упрашивая и проливая слезы, но все было напрасно… Мой отец относился ко мне с ангельской добротой и терпением, в то время как у моей матери и бабушки терпения уже не было. Но отец мой был непреклонен и тверд, как скала. Я никак не могла его уговорить дать мне разрешение на этот шаг. И так как он мне его не дал, я взяла его сама… ? И что вы сделали?- спросил дядя Филина.
В ответ послышалось всхлипывание.
— Я покинула родной дом, оставив письмо, в котором писала, что я люблю мир и хочу в нем жить, стремиться к почести и славе, я не намерена зарываться на ферме. Я бежала к дяде Адальберту. Мой дорогой отец приехал за мной. Он умолял и уговаривал меня вернуться, но я была непоколебимой.- Когда мир с его суетой, тщеславием и пустотой предстанет пред тобою, подобно мыльному пузырю, когда твое сердце испытает разочарования и отчаяние, вспомни, что у тебя есть отец и вернись домой! Но сейчас наши дороги расходятся! Мы идем по узкому пути, но он ведет в небеса, твой путь- широк, но он ведет в пропасть. Наши молитвы будут окружать тебя, подобно огненной стене, со всех сторон. Я знаю, что ты испытаешь много зла и страданий, именно по той причине, что наши молитвы будут препятствовать тебе идти тем путем, каким идут все окружающие тебя». Это были его последние слова. Ах, дядя Филина, и все же я пошла широким путем. За короткое время я стала знаменитой певицей. Мне- простой, но образованной дочери фермера, была дана возможность проникнуть в высшее общество. Передо мной распахнулись все двери. Люди меня носили на руках и, подобно блудному сыну, я позабыла моих родителей. Тут появился Гемерский, и я последовала за ним, готовая ради него пожертвовать всем, даже славой! Он мне обещал, что став его женой, я могу продолжать мое занятие. Он сдержал свое слово, но лишь до тех пор, пока мы жили в Америке и в Италии. На его родине этой возможности у меня не было. А потом получилось так, как мой дорогой отец предсказал. Но об этом я не хочу рассказывать; я лишь хочу сказать, что я и есть тот- блудный сын».
— Вы исполнили только половину того, что сделал блудный сын, милостивая государыня; сын вернулся домой, а вы этого еще не сделали.
— Да, вы правы, я еще не вернулась домой. Когда я оставила своего неверного супруга, мне стыдно было обманутой, бедной и покинутой вернуться домой. Когда я попросила моего дядю мне помочь, он прислал мне небольшую сумму денег со строжайшим наказом — вернуться к моему мужу или примириться с моими родителями. Но я не желала раскаяться. Мне казалось, что все против меня согрешили, а я одна страдаю невинно…
Но жить нужно было дальше, и я снова вернулась на сцену, но уже с разбитым сердцем. Вскоре снова мир очутился у моих ног, но он предстал предо мной во всей своей порочности и испорченности. Мой отец был прав: я не могла так грешить, как окружающие меня люди, и поэтому мне приходилось очень много страдать, и под конец я всего этого не выдержала. Мое здоровье пошатнулось, и я ушла со сцены, принявшись за поиски моего ребенка. Мне хотелось еще хоть раз повидать его перед смертью. Ну вот и все!
— О нет!- улыбнулся дядя Филина, вставая.Это еще не все! Конец будет тогда, когда дочь вернется к своему Небесному Отцу, а затем и к земному.
Тот, Который принял меня, примет и вас. Но нам пора идти на ночлег, вы нуждаетесь в отдыхе. Помните, может как раз в этот момент ваш земной отец, там за океаном, молится за вас. А Небесный Отец нас так возлюбил, что послал Своего Единородного сына. Спокойной ночи!
Воздух был уже свежий и холодноватый, на чистом небе сияли крупные звезды, изливая свой ласковый свет на землю. Все вокруг было погружено в глубокий и безмятежный сон.