детская писательница

Глава 5

Слово Твое — светильник ноге моей и свет стезе моей.
(Пс. 118:105)

В воскресенье, проснувшись рано утром, Тип вспомнил, что он уже не прежний Тип Леви, уличный мальчишка- оборванец. Он вступил в новую жизнь под покровительство Всемогущего Бога.
Сегодня Тип решил пойти в воскресную школу, куда не заходил с того дня, когда молодая учительница рассказала ребятам историю, так сильно повлиявшую на его жизнь. С тех пор прошло много дней. Не подозревая, что учительница нездешняя и была тогда в воскресной школе случайно, Тип, в глубине сердца, надеялся снова увидеть ее.
Солнце уже стояло высоко, а он все сидел на кровати и грустно рассматривал свою куртку. «Может быть, ее лучше вывернуть наизнанку?» — подумал он, и действительно попробовал, но тотчас убедился, что это невозможно. Тогда он стал мечтать о том, что было бы хорошо иметь чистый, белый воротник, как у других мальчиков. Это тоже было невыполнимо, потому что у Типа никогда в жизни не было такой роскоши. Дырки на его старых, стоптанных сапогах снова заставили его призадуматься. Он смущенно смотрел на пальцы ног, которые выглядывали из сапог. «Может быть, лучше пойти босиком? — озарила его блестящая мысль.
— Если мои ноги будут чисты, это все- таки будет приличнее!» В два прыжка Тип очутился во дворе у колодца. Он тщательно вымыл голову, руки и ноги. Затем вернулся в свою комнату и, как мог, причесался обломком старого гребня. Никогда еще не проводил он столько времени за туалетом, но сегодня, во что бы то ни стало, ему хотелось придать себе чистый и опрятный вид. Чисто вымытое лицо и аккуратно причесанные волосы — вот все, чего он достиг, но и этого было достаточно, чтобы сделаться неузнаваемым.
Присоединившись к своей группе в воскресной школе, Тип выглядел немного сконфуженным. Он боялся насмешек по поводу изменения внешнего вида. Однако никто из товарищей не засмеялся. Они видели, как Тип прощался с лежащим в гробу братом, и знали, что он сильно скучает о нем.
Занятия начались, но молодая учительница почему- то не появлялась. Ребята резвились и шумели, как вдруг послышался общий беспокойный шепот:
— Директор идет!..
— Бежим скорее! Сегодня нельзя будет позабавиться!
Но было поздно. Господин Гольбрук уже стоял перед ними. И только один Тип остался доволен этим.
— Здравствуйте, друзья! — сказал пастор. Потом, обратившись к Типу, прибавил: — Здравствуй, Эдуард! Я очень рад видеть тебя сегодня здесь!
— И он протянул ему руку для приветствия.
Господин Гольбрук никогда не называл Типа по прозвищу. Как- то раз он спросил его настоящее имя и потом всегда помнил об этом.
Сегодняшний урок прошел спокойнее обыкновенного, может быть потому, что вел его сам пастор, но вернее всего оттого, что главный зачинщик всех шалостей — Тип, сидел смирно и не спускал глаз с учителя. Когда беспокойные слушатели, один за другим шли мимо пастора, господин Гольбрук дружески положил руку на плечо Типа:
— Ты сегодня хорошо слушал, Эдуард! — похвалил он смутившегося ученика. — Понял ли ты рассказ про мальчика, который отправился в святую землю?
— Кажется, понял, — неуверенно ответил Тип. — Это место на небе?
— Да. Ты не хотел бы последовать его примеру?
— С удовольствием.
Глубокая благодарность наполнила сердце пастора. «Господи! Помоги моему неверию!» — мысленно просил он.
Сколько раз пастор молился за эту группу мальчиков! Сколько раз он приносил Богу именно Типа Леви! И все же при решительном ответе Типа на лице его отразилось удивление, сменившееся вскоре искренней радостью.
— Так ты уже начал свое путешествие в небесную страну? — серьезно спросил господин Гольбрук.
— Да, — кивнул головой Тип. — Вчера я просил у Бога прощения за все за все… А что мне делать дальше, не знаю…
— Я думаю, что тебе нужен светильник. Не так ли?
— Что?
— Светильник. Разве ты не заметил, что тот мальчик, о котором я вам рассказывал сегодня, должен был проходить постоянно по темным местам. Он мог легко заблудиться, если бы не пользовался своим светильником. Не думаешь ли ты, что и тебе он нужен?
— Мне нужна помощь, но я не понимаю, при чем тут светильник?
— Тот светильник, о котором я тебе говорю, будет тебе большой помощью, если только ты будешь обращаться к нему постоянно.
Господин Гольбрук вынул из кармана маленькую книгу в черном переплете.
— Знаешь ли ты, что это за книга?
— Библия?
— Да. А читал ли ты ее когда- нибудь?
— Иногда. В школе.
— Знаешь ли ты, что все слова этой книги написаны людьми, которые были движимы Духом Святым? Вот отчего мы называем ее Словом Божиим. А теперь я тебе что- то покажу.
Пастор быстро перелистнул несколько страниц и указал пальцем на один стих.
— «Слово Твое — светильник ноге моей», — прочитал вслух Тип. Затем оживленно добавил:- А, теперь я понимаю, о каком светильнике вы говорите!
— Мне хочется, чтобы ты сегодня же начал им пользоваться. Нет ни одного темного перехода в жизни, который не освещался бы этим светильником! А если ты не поймешь что- либо из этой книги, проси Бога, и Он тебя научит!
С этими словами господин Гольбрук вынул из кармана карандаш и на первом листе написал крупными буквами: «Эдуарду Леви». Затем подал книгу мальчику и, пожав руку на прощанье, ушел.
Тип вышел на улицу, крепко сжимая в руках свое сокровище. Ему казалось, что он видит сон. Неужели его жизнь в самом деле изменится? Какое- то новое, непонятное чувство наполнило его сердце: ведь пастор так серьезно разговаривал с ним и даже подарил Библию!
Теперь, вместо того, чтобы бегать с толпой уличных мальчишек, вытворяя разные глупости, Тип спокойно шел домой.
— О, Тип Леви! — тихонько говорил он сам себе. — Теперь все пойдет хорошо, ведь у тебя есть светильник! Сам Бог через него будет указывать тебе правильный путь!