детская писательница

Глава 26

Как юноше содержать в чистоте путь свой? — Хранением себя по слову Твоему.
(Пс. 118:9)

Чуть ли не в десятый раз Мария Леви поправляла на себе недавно сшитое платье и любовалась собой, в то же время довольным взглядом осматривая комнату. Мы уже когда- то были здесь, но теперь тут все изменилось до неузнаваемости. Над кроватью висел ковер, возле окна, на столе, стопка книг; на окнах белые кисейные занавески, подвязанные лентами; посреди комнаты стол, накрытый на три прибора. По всему было видно, что здесь кого- то ждут. И мать, и дочь то и дело подходили к окну и всматривались вдаль. По их мнению поезд уже прибыл на станцию, и через несколько минут желанный гость должен придти.
И правда, вскоре послышались быстрые шаги, дверь распахнулась, и вошел Эдуард Леви.
Мария хотела было обнять брата, но в нерешительности остановилась. Как он изменился! Конечно, она так и ожидала видеть его большим и сильным, но в простой, опрятной одежде… Однако перед ней стоял высокий, стройный молодой человек в элегантном костюме и ослепительно белой рубашке. Мать была поражена его сходством с отцом. С волнением, охватившим ее, она крепко прижала Эдуарда к себе и прошептала:
— Наконец- то приехал, сынок…
Огромная радость царила в этот вечер в семье, Эдуард сиял от счастья. И хотя его взгляд и мысли не раз обращались к большой кровати, где он привык видеть отца, радости его не было границ.
На следующее утро Эдуард пошел посмотреть на свои любимые места.
Он побывал на берегу пруда, где первый раз после рассказа молодой учительницы воскресной школы зародились в нем новые мысли. Склонившись на колени, он от души поблагодарил Бога за то, что Он нашел его и коснулся такого черствого сердца, за то, что Иисус Сам лично поселился в нем. Потом посетил кладбище, где у могилы брата и отца горячо благодарил Бога за то, что встретится с ними на небесах.
Проходя через городскую площадь Эдуард увидел господина Броуна, стоявшего, как обычно, в дверях своего магазина. Тот, издалека узнав его, хотел было по старой памяти назвать его Типом, но воздержался. В осанке молодого человека было что- то такое, что внушало уважение. Протянув ему руку, господин Броун по- дружески сказал; — Здравствуйте Леви, я очень рад вас видеть! С господином Минтурном встреча была намного радушнее.
— Эдуард?! Я тебя просто не узнаю! Поздравляю, от души поздравляю!
— говорил он без умолку. — Как здоровье Алекса? Плохо? Ты, наверное, очень любишь его? А впрочем, как можно не любить его…
В школе господин Бернс вышел к Типу навстречу и принял его с распростертыми объятиями. Сколько перемен произошло за эти три года! Том, Вилли, Фред уже окончили школу и поступили в университет. Малыши, которых он оставил на умножении и делении теперь занимались алгеброй и латинским языком. Сев рядом с учителем, Эдуард стал внимательно наблюдать. К своему удивлению он заметил, что сидящий недалеко от него мальчик, безуспешно трудится над той же задачей, которую когда- то он решил с помощью отца. Напомнив об этом учителю, Эдуард попросил разрешения помочь усердному труженику. Слово в слово припомнилось ему объяснение отца. И теперь оно имело тот же успех: мальчик быстро справился с задачей, так измучившей его.
Тут господину Бернсу передали записку. Пробежав ее глазами, он сказал Эдуарду:
— Если бы ты не покинул так рано школу, я попросил бы тебя объяснить урок алгебры вместо меня. Мне очень нужно видеть одного человека, который проведет в нашем городе всего несколько часов.
— Разрешите, я попробую!
— Разве ты изучал алгебру? — удивился учитель.
— Да.
— И ты уверен в своих знаниях?
— Конечно! — улыбнулся Эдуард.
Оставив его вместо себя, учитель ушел. Ученики немного помнили Типа, когда он еще учился в этой школе, и решили блеснуть своими знаниями, но вскоре убедились, что тот отлично знает алгебру.
Во время объяснений Эдуарда господин Бернс тихо вошел в класс и с радостным удивлением следил за ним.
— Эдуард, ты должен быть преподавателем… — сказал учитель после урока. — Неужели ты самостоятельно изучал алгебру?
— Нет.
С радостью и каким- то внутренним оживлением Тип рассказал о своем учителе и друге…
После школы Эдуард направился к знакомому и любимому дому пастора Гольбрука. Встреча, конечно, была радостной и желанной. В дружеской беседе они поделились своими переживаниями и успехами, вместе помолились.
— Когда же ты уезжаешь? — спросил взволнованный пастор, думая о разлуке, которая наступит также неожиданно, как и встреча.
— Во вторник.
— Да благословит тебя Бог на новом поприще! Немного помолчав, он с какой- то грустью спросил:
— Скажи, ты не забываешь молиться за Фреда?
— Нет, еще ни разу не забыл, — искренне признался Эдуард. — Разве могу я не молиться о сыне того, кто сделал мне столько добра и привел моего отца к Господу?
Когда Эдуард проходил по улицам своего городка, многие, останавливаясь, удивлялись той огромной перемене, которая произошла в нем за эти немногие годы. Красота спасенной и омытой Богом души, казалось, высвечивалась через него наружу и говорила о том, как велик в Своей любви Иисус. Да, только Он способен был из шалуна и бездельника воспитать Себе искреннего и честного служителя.