детская писательница

Глава 25

И взглянувши видят, что камень отвален; а он был весьма велик.
(Марк. 16:4)

Время летело быстро и незаметно. В один прекрасный день Эдуард удивился тому, что уже прошло ровно три года с тех пор, как он стал работать у господина Минтурна. Все это время он прилежно занимался под руководством Алекса и достиг немалых успехов. Сейчас Эдуард сидел в ожидании своего учителя и с явным беспокойством перечитывал письмо, только что полученное от Марии. Дома все было благополучно. Мария уже работала.
Сестра писала ему два раза в месяц длинные подробные письма. В этом, в виде исключения, было несколько строк от матери. Они сильно растрогали его душу…
Мать писала Типу, чтобы он не посылал им деньги, а копил их, потому что из слов Марии она поняла, что он собирается стать ученым, а на это нужны деньги. Покойный отец также мечтал об этом.
В простых, малограмотных словах было столько материнской заботы и любви, что Эдуард невольно вздохнул. Как переменилась его мать! Письмо это с новой силой воскресило его мечту: посвятить себя науке, хотя Тип никогда и не забывал о ней. Теперь же он стал обдумывать как осуществить ее. Одно было ясно: надо оставить торговлю. Но как же тогда жить? Как расстаться с этими добрыми друзьями, которые приняли его в свою семью? Эдуард часто вспоминал проповедь господина Гольбрука о весьма большом камне. Сегодня ему казалось, что он снова подошел к той глыбе, которая совершенно загородила ему дорогу. Чем больше он думал об этом, тем труднее казалось найти выход.
В комнату вошел Алекс и прервал его мысли. Он был настолько слаб, что сразу же лег на кушетку.
— Алекс, тебе слишком плохо, чтобы заниматься со мной!
— Ты прав, Эдуард, — слабо улыбнулся тот. — Давай лучше поговорим. Ты чем- то озабочен?
— Да вот, перечитывал письмо от матери… Она переживает о моем будущем…
— Она отговаривает тебя заниматься наукой?
— Нет. Наоборот, она сильно хочет этого.
— Тем лучше! Я давно хотел поговорить об этом с тобой. Мне кажется, тебе пора приниматься за дело.
— Я тоже так думаю. Но как?
— Есть одно предложение. Я с детства мечтал быть пастором. Но мне пришлось отказаться от этого… — медленно говорил Алекс, глядя прямо в глаза Типу. — Я хочу, чтобы тебе никогда не пришлось принести такую жертву… Несколько недель назад я потерял последнюю надежду… Прошло уже три года, как я приостановил свои занятия с целью набраться дома сил, но ошибся.
Алекс замолчал и провел рукой по вспотевшему лбу.
— Теперь я покорился воле Божьей, вполне покорился… — устало продолжал он. — Но зато для тебя у меня есть прекрасный план! Ты можешь принести много пользы людям. Ведь ты любишь науку, любишь детей, принадлежишь Богу и желаешь служить Ему. Что еще нужно, чтобы стать преподавателем? У тебя есть и способности, и здоровье, а у меня есть деньги. Соединив это, мы легко достигнем цели.
— Я… не понимаю тебя…
— Я сейчас объясню. Я хочу, чтобы ты в этом году поступил в хорошую школу, а через два года — в университет. Для этого я дам в твое распоряжение нужную сумму. Теперь понимаешь?
— Я не знаю… что сказать. Я слишком удивлен и слишком благодарен…
— Так ты согласен?
— Но… я думаю, что благороднее обойтись без посторонней помощи…
— Это зависит от обстоятельств. Во всяком случае, часто это просто гордость. Действительно, лучше и благороднее не принимать человеческой помощи для дел мира сего, но для дела Божьего это было бы непростительно… Бог дал мне деньги, которые я желаю употребить на Его дело. Если ты примешь их, то этим самым и я сделаю что- нибудь для Христа. Ты уже знаешь, что я хотел быть Его служителем. Я долгие годы молился о том, чтобы Бог позволил мне заниматься этим. Но Он нашел это ненужным — не дал мне здоровья, а тебе дал его в избытке. Соединим же наши дары!
— А я так хотел достичь своей цели с помощью только одного Бога, — тихо сказал Эдуард. — Разве не найдется множество других, кому ты мог бы помочь? Ведь на свете есть так много молодых людей, не имеющих средств к образованию!
— Подумай, что бы ты предпочел; помочь незнакомому человеку или мне?
Эдуард подошел к Другу и, протянув ему руку, с глубоким волнением сказал:
— Для тебя, Алекс, я с удовольствием сделаю все, что ты захочешь!
— Значит ты согласен?
— Я от всего сердца благодарю тебя за великодушие. Не думай, что я не чувствую твоей заботы и любви ко мне. Деньги — малейшая доля всего, что ты уже сделал для меня…
— Когда- нибудь ты сам убедишься, что поступил правильно, приняв мое предложение.
После этого разговора Эдуард пошел в свою комнату, открыл Библию, свой драгоценный светильник, и прочел слова, которые стали ему так дороги: «…Нашли камень отваленным от гроба». Потом подчеркнул их, подумав при этом, что и теперь еще Ангел Божий делает то же самое дело на земле.
Через два дня Эдуард подошел к Бобу.
— Завтра я уезжаю домой, — сообщил он.
— Неужели? Как я хочу поехать с тобой, чтобы послушать, что скажут люди!
— Ты хочешь слышать, что они скажут о тебе? — Эдуард весело засмеялся, глядя на Боба и думая об удивительной перемене, происшедшей в нем.
Боб давно уже не был рассыльным. У него, как и у других приказчиков, было свое отделение. Господин Минтурн убедился, что хотя он и неспособен к науке, но имеет талант к торговле и преуспевает в этом деле. Боб был сильно популярен — и покупатели, и служащие любили его. Прекрасное влияние Алекса, которого он страстно любил, было для него большой помощью и подкреплением на христианском пути.
— Скажи всем моим старым знакомым, что я очень счастлив! — Немного помолчав, Боб добавил: — Скажи также, что я очень хочу, чтобы и они все- все нашли свое счастье в Боге!