детская писательница

Глава 23

Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.
(Матф. 7:12)

Лето прошло. Наступили первые холода. Тип, всей душой предавшийся своим новым обязанностям, быстро продвигался вперед. Его ум и расторопность были оценены по достоинству, и скоро из простого приказчика он стал уже начальником целого отделения в торговом доме Минтурна. У него была своя контора и свои работники. Кроме этого, Эдуард пользовался огромным преимуществом, выхлопотанным, как он был уверен, его покровителем Алексом. В длинные зимние вечера он был свободен и под руководством своего терпеливого, умного учителя, занимался книгами. Алекс стал всем для Эдуарда: учителем, другом и его братом. Под хорошим влиянием Эдуард возрастал в духовном познании. Кроме того, жизнь в христианской семье, честной и богобоязненной, благотворно действовала на него — с каждым днем вера его становилась тверже.
Однажды, придя на почту, Эдуард увидел письмо, адресованное на его имя. На конверте крупными круглыми буквами было написано: «Типу Леви», Какое счастье, что никто не видел этого смешного прозвища! Теперь оно казалось ему таким глупым и некрасивым. От кого могло быть это письмо? Во всяком случае не из дому. Наконец он решил открыть его и прочел следующее:
«Здравствуй, Тип! Моя мать умерла, и я остался один. Ты сам понимаешь, что мне надо работать. У меня нет другого друга, кроме тебя. Не можешь ли ты найти мне место в твоем магазине? Обещаю вести себя хорошо. Можешь в этом рассчитывать на мое честное слово. Деньги на дорогу у меня есть. Ответь поскорее, потому что я не знаю, что мне делать.
Боб Тернер»
Письмо было написано ужасно безграмотно. Почти в каждом слове была ошибка. Эдуард в недоумении опустил руки.
«Что же делать? Неужели Боб должен жить здесь, в одном доме со мной? Нет! Это невозможно! Правда, господину Минтурну нужен рассыльный. Все же нельзя предложить ему такого работника, как Боб…
— пригорюнившись, раздумывал Эдуард. — И все- таки у Боба большое горе:
он искренне любил свою мать, а теперь у него нет никого на свете. Но здесь он будет называть меня Типом, постоянно напоминая о прошлом… А может быть, Бог желает таким путем привлечь его к Себе? Может, это ответ на мои долгие молитвы? Значит я должен воспользоваться случаем!
Ну и пусть товарищи посмеются надо мной…»
Эдуард сел к столу, отложил в сторону книги и снова задумался.
«Если Боб приедет сюда, один из нас будет иметь влияние на другого. Это обязательно… Если Боб одержит верх, будет очень плохо… Бог слышит молитвы. Я ведь так долго молился о его обращении, но, к своему стыду, до сих пор не верил, что он покается. И вообще, я стал меньше молиться и за него, и за Фреда… Все же надо найти место для Боба!..»
Тип тотчас встал и решительно направился к господину Минтурну.
— Войдите! — ответил тот на его стук. — Что ты хотел, Эдуард?
— Я пришел по одному очень важному делу.
— Садись, поговорим.
— Вы нашли рассыльного?
— Нет. А ты?
— Да, Один мальчик из нашей местности ищет работу. Его зовут Боб Тернер.
— Он хороший человек?
— Нет.
— Категоричный ответ! Зачем же ты предлагаешь его мне?
— Я хочу, чтобы вы помогли ему стать хорошим.
— Оригинальная мысль, нечего сказать! Он, по крайней мере, честный?
— Нет. Дело в том, что мать его недавно умерла и у него нет друзей, кроме множества дурных товарищей, с которыми он будет становиться еще хуже.
— Ты хочешь сказать, что мой долг — вырвать его из этой среды? А ты что будешь делать?
— Я постараюсь оказать на него доброе влияние.
— А если случится наоборот, и он увлечет тебя?
— Думаю, что этого не произойдет.
— Ты в этом уверен?
— Я каждый день буду молиться о нем, и Бог услышит меня!
— Это правильно. Но разве ты не знаешь, что иногда дети Божии уходят, сворачивают с прямого пути? И если этот Боб повлияет на тебя в плохую сторону, я никогда не прощу себе, что согласился принять его!
— Я думаю, этого не стоит бояться. Ведь я твердо верю и знаю, что Бог сохранит меня, — убежденно сказал Эдуард. — И притом, — продолжил он, как бы приберегая свой лучший довод под конец, — здесь еще есть Алекс. И я не сомневаюсь в том, что он будет благословением для Боба.
Глаза господина Минтурна заблестели, но улыбку его сопровождал глубокий вздох: его любимый сын, его опора, был болен неизлечимой болезнью.
— Да, ты прав. Алекс с удовольствием пожертвует и временем, и жизнью для других. Ну что ж, напиши этому мальчику, пусть приедет, посмотрим, что получится.