детская писательница

Глава 14

…Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам.
(Марк. 11:24)

Много дел и забот появилось у Типа на новом пути, по которому он решился идти. Ни о ком не молился он так усердно, как о Марии. И все же ему казалось, что все молитвы напрасны — сестра оставалась прежней.
Как- то в воскресенье господин Гольбрук проповедовал о молитве и ответах Божиих на нее. Однако Тип не был удовлетворен его объяснениями. По окончании занятий он подошел к пастору.
— Господин Гольбрук, я хочу у вас спросить что- то! Пастор сел и ласково сказал:
— Спрашивай все, что желаешь.
— Скажите, почему Бог не отвечает на молитвы сразу же?
— Ты задал мне трудный вопрос, — приятно улыбнулся пастор. — И хотя у нас не так много времени, все же попробуем разобраться. Иногда Бог не отвечает на нашу молитву сразу же для того, чтобы испытать машу веру. Он хочет видеть, действительно ли мы верим Его обещаниям, будем ли мы продолжать молиться пока не получим ответ, или устанем просить и ждать. Часто Бог не отвечает нам только по той причине, что мы довольствуемся одной молитвой, а сами не работаем. Иногда же просто потому, что мы и не ожидаем быть услышанными. Ты понимаешь?
— Не очень…
— Ну, я постараюсь объяснить тебе попроще. О ком ты молишься, не получая ответа?
— О сестре, Марии. Я уже давно молюсь и так хочу, чтобы она полюбила Иисуса! Мне кажется, что мои молитвы совершенно бесполезны, Бог не отвечает на них!
— Может быть, Он желает испытать твое терпение? Все же я не думаю, что это единственная причина. Вероятно, есть другая. Ты говоришь, что молишься, но работаешь ли ты вместе с этим? Говорил ли ты с Марией? Знает ли она, что ты о ней молишься? Убеждал ли ты ее придти к Иисусу? Объяснил ли ты ей, как это надо сделать?
По лицу Типа пробежала еле заметная тень печали.
— Я пробовал один раз говорить с ней, но это ни к чему не привело.
С тех пор я не разговариваю с ней об этом.
— В Библии сказано о некоторых людях, которые довольствуются, говоря ближним: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», а сами ничего для них не делают. Ты читал этот стих?
Тип смущенно пожал плечами. Господин Гольбрук открыл Библию.
— Я покажу тебе, где это написано, прочитаешь дома. Может быть, ты увидишь, что молясь о Марии, но не говоря ей ни слова, ты действуешь немного в том же роде. А может быть, есть и другая причина твоего неуспеха. Действительно ли ты ожидаешь исполнения твоего желания? Ты каждый день просишь: «Господи, благослови Марию! Сделай ее Своим дитем!», и все- таки ты искренне удивился бы, если бы в одно прекрасное утро Мария сказала тебе: «Тип, я хочу стать христианкой!»
— Да, это правда, — откровенно признался Тип. Пастор встал.
— Я думаю, что если ты начнешь работать и молиться одновременно, то вскоре Бог ответит на твою молитву.
Господин Гольбрук собрал свои книги и бумаги, потом, обернувшись, еще раз спросил; — Скажи мне, Тип, почему ты не бываешь на молитвенных собраниях по четвергам?
Тип посмотрел на него с удивлением.
— Я никогда об этом не думал. Ведь никто из ребят там не бывает!
— К сожалению, да, — с грустью в голосе произнес пастор. — Но это потому, что, кроме тебя, я не знаю мальчиков, любящих Господа. Теперь ты видишь, как много вокруг работы! Трудись для Иисуса!
Наполненный новыми мыслями, Тип отправился домой. Проходя мимо своей ивы, он остановился, чтобы прочитать указанный пастором стих и вполне согласился с его содержанием. Поэтому, прежде чем идти домой, он горячо помолился:
— Господи! Помоги мне верить в то, что Мария покается. Научи меня, как я могу ей помочь! Аминь.
С этого времени Тип стал искать удобного момента, чтобы поговорить с сестрой. Случай этот представился.
Как- то после обеда Мария вышла из дому. Тип заметил, что она направилась к кладбищу. Он тотчас вскочил и последовал за ней. При мысли о предстоящем разговоре, сердце его усиленно билось, но он не колебался.
Пришед, Мария села на большой камень возле могилки.
— Скажи мне, зачем ты пришел сюда? — увидев Типа, спросила она.
— За тобой.
— Я и без тебя знаю, что не раньше меня.
— Я пришел, чтобы видеть тебя.
— Ну так посмотри и уходи! Я не хочу, чтобы ты здесь оставался!
Тип чувствовал, что ему нужно сейчас же приступать к делу. Он волновался, и голос немного дрожал.
— Эх, Мария!.. — тяжело вздохнув, сказал он. — Я пришел спросить тебя, не хочешь ли ты стать христианкой?
Мария бросила на брата вопросительный взгляд.
— Как это «стать христианкой»? Ты, по- моему, уже спрашивал меня об этом!
— Это значит полюбить Иисуса и решиться идти за Ним, куда бы он ни повел, — как бы не замечая ее состояния, пояснил Тип.
— Я не понимаю тебя…
— Тут нет ничего трудного. Склони перед Ним колени и расскажи все- все, какая ты злая и нехорошая; скажи, что ты хочешь любить Его и служить Ему. Иисус услышит и поможет, потому что любит тебя!
— Ты злой! — сердито вскрикнула Мария. — Уходи отсюда! Меня никто, никто не любит, а ты говоришь такие вещи! Я никогда не стану хорошей! Даже Иисус мне не поможет, потому что мне нужно работать с утра до вечера! Мама всегда меня ругает, и я не могу не сердиться!
— Мария, остановись, Бог все может! И только Он силен помочь тебе.
За твои и за мои грехи умер Иисус, проливая Свою Кровь. Только Он может дать тебе новое сердце — доброе, нежное, способное любить и прощать. Он может помочь тебе и в работе, и в служении ближним. Знаешь, как хорошо с Иисусом?.. Он ждет всех нас на небе, приготовив нам место! Он — Царь чудесного золотого города, где есть прекрасная река, необычные деревья, и… Скажи, ты хочешь к Иисусу? Ведь там и наш братик… — шепотом добавил он.
С каждым словом Типа лицо Марии становилось все серьезнее и серьезнее. Наконец, не выдержав, она горько заплакала. Ее худенькая фигурка склонилась над могилкой, содрогаясь от безутешных рыданий.
Тип был в отчаянии. Не зная, что ему теперь делать, он нагнулся к сестре и тихо сказал:
— Поверь мне, ты будешь совершенно счастлива, как только решишься принять Иисуса в свое сердце!
— Я хочу!.. Я хочу, но не знаю, как! — рыдая, прервала его Мария.
Тип не ожидал такого ответа.
— Это же очень просто! — радостно ответил он. — Склонись перед Ним на колени и скажи о своем желании. Я уйду, а ты поговори с Иисусом одна!
— Подожди! Я ведь не знаю, что нужно говорить!
— Скажи Богу то, что ты говорила мне. Он поймет тебя! Ничего не скрывай, признайся во всем, что ты сделала плохого. Расскажи о том, что тревожит тебя и попроси прощения за все. Сама по себе ты никогда не станешь хорошей. Но если Иисус будет в твоем сердце, Он сделает тебя послушной и доброй. Поверь только Ему! — с жаром убеждал Тип отчаявшуюся сестренку.
Мария осталась одна на том самом месте, где Господь когда- то нашел Типа. Странное, незнакомое чувство наполняло ее сердце. Она сильно волновалась и не знала, что делать. Никто никогда не учил ее молиться…
Наконец она встала на колени прямо в снег и, закрыв глаза, медленно произнесла; — Иисус, я хочу быть такой, как сказал Тип… Я хочу любить Тебя, но я…такая нехорошая… Я злая, непослушная… Прости меня, Иисус!
Помоги мне! Тип сказал, что Ты можешь сделать меня доброй, прошу Тебя, помоги мне!
Марии хотелось еще что- то сказать, но она не находила больше слов и только, плача, повторяла одно и то же: » прости меня!»
Наконец она затихла. Слезы высохли, и на сердце стало спокойно. Поднявшись с колен и еще раз взглянув на могилку брата, Мария пошла домой.
Между тем Тип не переставал умолять Иисуса о спасении Марии. И по дороге, и дома, склонясь у своей постели, он просил Иисуса Христа взять ее в Свои руки и вести в небо.
Вечером, когда Мария готовила ужин, Тип подошел к ней.
— Дай, я помогу тебе! — дружелюбно попросил он.
Мария молча протянула ему нож, а сама принялась мыть посуду. Через некоторое время, обернувшись, она встретила вопросительный взгляд Типа.
— Мне кажется, что Бог услышал меня, — прошептала она.
— Я знаю, что услышал.
Радостно сверкнув глазами, Тип чуть было не запел, ликуя. Бог услышал его молитву! Он хотел еще что- то сказать, но не нашел подходящих слов и только улыбнулся, глядя в счастливые глаза Марии.
А на небе в этот день торжественно пели ангелы, радуясь о спасении еще одной души. Вели к Господь! Он видит сердца всех людей и слышит их молитвы и никого, никого не отталкивает от Себя.