детская писательница

Глава 12

Богатый и бедный встречаются друг с другом; того и другого создал Господь.
(Прит.22:2)

До звонка осталось всего несколько минут. Группа лучших учеников старшего отделения, к которому теперь принадлежал Тип, в дружеском разговоре расположилась у камина. Они еще, по- видимому, не признавали Типа своим, поэтому он, со скучающим видом, один расхаживал по комнате. Прежние товарищи — Боб и другие шалуны, отказались от него, находя его общество скучным, а теперешние отталкивали. Поэтому он чувствовал себя одиноким, и мысли его были довольно мрачны.
— Послушай, Тип! — позвал его Том Минтурн. — Подойди- ка сюда!
— Что тебе надо? — довольно неприветливо спросил Тип.
Нельзя сказать, чтобы чувства его к этим, хорошо одетым мальчикам, державшимся от него в отдалении, были особенно нежны.
— У меня сегодня день рождения, и я пригласил уже некоторых. Мне хочется, чтобы и ты был с нами. Придешь?
Глубокое удивление отразилось в глазах Типа.
— На что я тебе нужен? — спросил он более откровенно, чем вежливо.
— Мы будем играть, и я хочу, чтобы и ты участвовал, — приветливо сказал Том с некоторым оттенком снисхождения.
Тип это заметил и обиделся.
— Тебе пришла интересная мысль, — с горечью сказал он. — Как же ты до сих пор обходился без меня на своих праздниках?
Том покраснел от досады.
— Как хочешь! — гордо произнес он. — Если не хочешь, я тебя не принуждаю!
В этот момент рука учителя легла на плечо Тома.
— Не порть хорошего поступка недобрым словом, — тихо шепнул он. — Твое приглашение удивляет Эдуарда, и это понятно. Все же, попробуй уговорить его!
Во время следующего перерыва Том снова подошел к Типу.
— Тип, ты придешь? Ты ведь знаешь много игр, умеешь веселиться. Пообещай мне! Все ребята такого же мнения.
Тип, подавив в себе нежелание, ответил:
— Хорошо, приду. Но возле всех вас я буду похож на тряпичника.
— Все равно, приходи, пожалуйста! — оживился Том.
Типа же интересовал другой вопрос: отчего произошла такая неожиданная перемена по отношению к нему?
Если бы он присутствовал в это утро на завтраке в семье Минтурн, то понял бы, в чем дело. После разговора с господином Броуном, господин Минтурн заинтересовался Типом и решил помочь ему. Самым лучшим средством для этого было развить такое желание в сердце сына и через него поддерживать и ободрять Типа. За завтраком, не выдавая цели, господин Минтурн завел разговор про Типа и достиг того, что Тому действительно захотелось как- нибудь помочь товарищу, менее счастливому, чем он.
Мысль эта так заняла Тома, что он, пришед в школу, сказал своему другу:
— Знаешь, Фред, отец говорит, что мы должны подружиться с Типом Леви. Он теперь сильно старается и хочет сделаться хорошим учеником. — Потом, помолчав немного, он прибавил: — Я хочу пригласить его сегодня к себе. Ведь он мастер на все игры!
— Ты думаешь, что он согласится?
— Еще бы! Он же не глупый! Может быть, ребята найдут это странным, но мне все равно! — И Том гордо поднял голову.
Вот поэтому Тип, вместе с другими одноклассниками, получил приглашение в прекрасный парк, который очень нравился ему.
Госпожа Леви провела много времени, старательно зашивая единственную куртку Типа, Хотя она и не выразила своего мнения об этом приглашении, но оно очень польстило ее самолюбию.
«Значит он сумел заслужить общее уважение, если его зовут в одно из лучших семейств города! Ведь раньше его друзьями были самые скверные мальчишки… » — думала госпожа Леви, продолжая шить. Наконец Мария, сидевшая рядом, нарушила молчание.
— Все мальчики в школе носят белые воротнички, — заметила она.
— Так что же из этого? — резко ответила мать. — Мне дела нет, носят они белые воротнички или бархатные курточки. У меня нет ни того, ни другого!
Все же, несмотря на такой ответ, госпожа Леви не совсем равнодушно отнеслась к бедной одежде Типа. С какой радостью она одела бы его в такой же суконный костюм и пришила бы воротник ослепительной белизны, как у Тома Минтурна! И только от сознания своей бедности, вырвались у нее такие слова.
Дверь в комнату отца была приоткрыта, и он все слышал.
— Мария! — негромко позвал он. — Куртка Типа уже починена?
— Да.
— И как? Она выглядит прилично?
— Да… — Мария слегка вздернула плечами.
— Тебе хочется пришить к ней белый воротник?
— Это было бы хорошо, — с удивлением ответила Мария.
— У меня есть два или три воротничка… Я их, верно, больше не надену, — грустно прибавил он. — Поищи их вот в этом сундуке и пришей один к куртке Типа. Посмотрим, что он скажет.
Мария медленно направилась к сундуку. Для нее было ново — сделать что- нибудь приятное для другого. Вынув воротник, который оказался совершенно чистым и крепко накрахмаленным, она понесла его прямо в кухню.
— Что ты хочешь делать с этим воротником? — удивилась мать.
Она мгновенно вспомнила, как последний раз стирала и гладила его для мужа с явным предчувствием того, что он больше его не наденет.
— Папа сказал, что Тип может его носить.
— Да, я дарю ему свой воротник, — подтвердил больной. — Тип должен выглядеть прилично!
Госпожа Леви ничего не ответила, но в эту минуту слабая надежда на выздоровление мужа совсем угасла.
Вскоре Тип появился на кухне в аккуратно почищенной куртке с ослепительно белым воротником. Лицо его сияло от радости, и он действительно был неузнаваем.
— Мария, где ты взяла этот чудесный воротник? — удивился он.
— Отец дал. Он сказал, что ты можешь его носить.
— Это ты его пришила?
— Он, наверное, сам вскочил на твою куртку, — ответила Мария, не поднимая глаз, потому что с непривычки ей как- то странно и совестно было оказать брату маленькую услугу.
— Большое тебе спасибо! — радостно поблагодарил Тип и выбежал на улицу счастливый и довольный своим видом.