детская писательница

Продан, в рабство

Бытие 37:12-28
Шли годы, и Иосифу исполнилось семнадцать лет. Однажды утром он проснулся в хорошем настроении и хотел взяться за свою привычную работу. Но первым делом он побежал сказать отцу: «Доброе утро». В тот день Иаков велел сыну пойти в Сихем, чтобы справиться о здоровье братьев и узнать, цел ли скот. Иосифу было нелегко выполнить отцовское поручение, ведь он знал, как братья его не любили. Но он привык к послушанию и поэтому отправился в путь.
Что чувствовал Иаков, простившись с сыном и, стоя у палатки, глядя ему вслед? Отец видел, как Иосиф в последний раз оглянулся и улыбнулся ему на прощанье. Словно луч солнца блеснул перед глазами Иакова. Разноцветная одежда сына скрылась из вида. Старик вошел в палатку, не подозревая, что простился с сыном на долгие годы и что больше не увидит таким своего чернокудрого мальчика. И Иосиф, оглядываясь в последний раз на отцовскую палатку, тоже не знал, что надолго прощается с родиной, и не думал, что навсегда расстается с золотой порой детства и беззаботной жизнью.
Когда Иосиф пришел в Сихем, братьев там не оказалось. Он отправился их искать и после долгих поисков нашел в Дофане. Выполняя поручение отца, он принес братьям продукты и одежду. А что получил в награду? Как братья отблагодарили Иосифа? Так же, как через сотни лет люди «отблагодарили» Христа, Который оставил Небесного Отца, чтобы принести им Благую весть и хлеб жизни и дать им белые одежды. Он пришел, чтобы найти и спасти погибших, а они Его не приняли. Они отказались от Его даров, надругались над Ним, а затем предали смерти.
Но вернемся к юноше Иосифу и его братьям. Сыновья Иакова издалека узнали любимца отца по легкой походке и красивой разноцветной одежде. Они совсем были недовольны появлением брата. Снова Иосиф заметит у них что-нибудь неправедное и будет осуждать их.
Когда же это кончится?! Когда он перестанет превозноситься над ними?! Неужели, завладев сердцем отца, этот заносчивый мечтатель всегда будет для них живым укором? До каких пор ненавистного брата будут ставить им в пример?
Нет, этому нужно положить конец! Так жить, как их брат, они не могли и не хотели.
Иосиф еще только приближался к братьям, а его участь была уже решена. Они сговорились его убить, а потом бросить в какой-нибудь ров, чтобы было похоже, будто брата растерзал хищный зверь. Пусть узнает, как исполняются его сны!..
Один Рувим, желая спасти Иосифа, не участвовал в заговоре против него. Однажды
Рувим тяжко согрешил перед отцом (см.Быт.35:22). И этот грех навсегда лишил его сыновних прав и отцовской любви. Рувим не мог найти примирения с отцом, но его мучил стыд. Он страдал и поэтому не хотел допустить, чтобы новое несчастье коснулось старика. Однако Рувим не мог открыто сказать братьям: «Нельзя причинить отцу такое горе». Он чувствовал, что братья возразят ему с презрением: «И это говоришь, ты, который так опозорил отца?» Поэтому Рувим решил действовать хитростью. Ему удалось убедить братьев бросить бедного невинного Иосифа в ров живым и оставить его там на голодную смерть. И они приняли его предложение. Братья понимали, что, когда они уйдут отсюда со своими стадами, здесь еще долго никто не появится. Пусть Иосиф поголодает после сытой жизни в доме отца! Пусть, умирая, вспомнит о своих снах.
Рувим же говорил себе: «Как только все уйдут, я освобожу Иосифа и приведу его к отцу. Этим я искуплю хотя бы часть моей вины. Может быть, благодаря этому отец простит меня». Между тем Иосиф подошел к братьям.
— Мир вам! — весело сказал он, снимая с плеч мешок. Он передал им все, что велел сказать отец, и после этого братья, как рой пчел, окружили Иосифа. Они не сразу схватили брата, а сначала затеяли с ним ссору .
— Ты опять пришел высматривать, что мы делаем, чтобы потом наябедничать отцу?
Иосиф объяснил, что он пришел не за этим и не по своей воле, ведь его послал отец. Так же через две тысячи лет пришедший с небес Иисус сказал: «Я не Сам. от Себя пришел, но Он (Отец) послал Меня» Ин. 8:42.
— Ты опять хочешь унизить нас? — задирались братья, — Разве Иаков только твой отец?
С этими словами они схватили Иосифа, разорвали на нем одежду и, связав его, бросили в ров. О, как просил Иосиф о пощаде! Как он плакал! Как кричал от страха и звал на помощь отца! Из глубины рва доносились его приглушенные стоны, а бессердечные братья в это время сидели и ели хлеб, принесенный им Иосифом.
Рувим не захотел есть вместе с братьями. Он не помогал им бросать Иосифа в ров, но и не препятствовал этому. Ведь человек, запятнанный грехом, еще никогда не спасал другого от падения в пропасть. Чтобы не слышать стонов Иосифа, Рувим удалился с намерением вернуться, когда братья уйдут. И он вернулся, но было поздно…
Пока сыновья Иакова ели, к ним приблизился караван измаильтян. На верблюдах они везли дорогие товары в Египет. Увидев караван, Иуда предложил:
— Какая польза от того, что мы убьем Иосифа и прольем его кровь? Лучше продадим его измаильтянам. Тогда мы не будем виноваты в его смерти. Он все-таки наш брат, родная кровь.
Братья охотно согласились с Иудой. Какое «великодушие» они проявили, почуяв выгоду! Они бросились ко рву, чтобы вытащить оттуда Иосифа. А любимца Иакова охватил ужас, когда он понял намерение братьев и увидел, как мадиамские купцы отсчитывают за него двадцать сребреников.
О, Иосиф, Иосиф! Где твоя свобода? Где твой отчий дом? Вершины Ливанских гор скрылись из вида. Все осталось позади: и счастливое детство, и свободная жизнь.
Со слезами на глазах он покинул родные места. Ничего у него не осталось, кроме Бога его отцов. Перед ним расстилалась пустыня — его вели в рабство, в далекий Египет.
Первые часы пути Иосиф находился в оцепенелом состоянии, которое часто бывает после сильных душевных потрясений. Потом сердце заныло от тоски по любимому отцу, и ожили воспоминания о прошлой жизни. Опустив голову, юноша шел и вспоминал, как они в Вефиле, Вирсавии и Мерре служили живому Богу, перебирал в памяти все, что слышал от отца. Постигшая его участь была гораздо тяжелее участи его деда Исаака. Лучше быть принесенным в жертву собственным отцом, чем навечно попасть в рабство в языческую страну!
Измаильтяне не мешали Иосифу размышлять, а путь был дальним. Юношу окружал безбожники, и он со своим Богом был среди них одинок, как Ной в допотопном мире, или как Лот в Содоме. «Бог помог им, поможет и мне» , — думал Иосиф. Дома он привык молиться и размышлять о Боге. Но тогда ему жилось хорошо, и порой, увлекшись чем-то, он забывал о молитве. Теперь же он потерял все, кроме
Бога. Иосиф решил, подобно Аврааму, положиться на Господа и жить, как Енох, о котором ему рассказывал отец. Енох жил с Богом в сердце, пока не исчез с лица земли, взятый Господом. В безбожном мире Иосиф решил остаться верным Богу, как Ной и Лот. Может быть, Господь сделает так, что отец узнает, где он находится, и выкупит его. Эта надежда как луч солнца осветила мрачные мысли юноши.
Так Иосиф оказался в Египте. На невольничьем рынке его увидел Потифар, царедворец фараона, начальник телохранителей. Ему как раз нужен был раб — слуга для дома, и он купил красивого юношу.