детская писательница

Глава 6

У подножия Липовецкой горы, склоны которой летом были усеяны земляникой, семье Лани принадлежал большой луг. Обычно Лани не сушили траву на зиму, а скармливали её скоту летом. Спустя две недели после того, как мельничиха с сыном приходили в гости к Лани, Йозеф отправился на луг косить траву. Мартина не было дома, и Анна решила запрячь быков и поехать за травой.
Лес печально шумел, словно вторя переживаниям молодой женщины. Сегодня Анна не окликала быков звонким голосом, мысли её были далеко. Она вновь вспомнила прошлое, то время, когда вспыхнула в сердце любовь к бедному Янко Прибису. Ещё полгода назад Анна клялась себе, что останется верна той чистой любви. А случилось всё так, как предсказывала мать. Образ Янко поблёк. Может быть, Мартин наконец овладел сердцем жены? Анна нахмурилась. Никогда не сможет она его полюбить. Молодая женщина прижала руки к лицу, но уже через мгновение гордо вскинула голову.
«Да, я люблю Йозефа сильнее, чем Янко, и что из этого?»
«Но у тебя есть муж», — пронеслось у неё в голове.
«Не нужно было выдавать меня насильно за Мартина. И потом он сам хотел, чтобы я любила его брата».
«Но только как брата, — словно шептал кто-то. — Ты мужу поклялась у алтаря в верности».
«Меня заставили, пусть сами и отвечают теперь за мои грехи. Что я, собственно, плохого делаю? Мартин никогда об этом не узнает».
Быки сами остановились у скошенного луга, и Йозеф, прилегший отдохнуть, вскочил и побежал навстречу Анне.
— Анна, ты приехала! — улыбаясь, он помог ей спуститься с повозки. — Почему ты здесь?
— Мартина нет дома. А что, лучше бы кто-нибудь другой приехал? — спросила она, заглядывая ему в глаза. «Он любит меня и сегодня признается в этом».
— Ты же знаешь, Анна, для меня нет большей радости, чем видеть тебя!
— Правда? А почему? — притворилась непонимающей молодая женщина.
Йозеф принялся молча собирать траву. Анна видела, что он борется с собой.
«Он не откроется мне, — испугалась она. — Но ведь он должен сделать это! «
Сложив в повозку всю траву, Анна пошла набрать ягод. От волнения у неё дрожали руки. Она знала, что уже пора отправляться в обратный путь, но решила дождаться признания.
«Перестань играть с огнём, — вновь увещевал её внутренний голос. — Вернись к мужу, там твоё место, он добрый человек! Не обманывай его! Если Йозеф признается в любви, как он сможет смотреть в глаза брату? «
«Нет, он должен мне признаться», — всё твердила про себя Анна.
— Анна, поедем домой! — услышала она за спиной и словно нехотя обернулась. Йозеф был бледен.
— Зачем нам ехать домой? Разве нам плохо в лесу?
— Нехорошо мне, — еле слышно сказал он. — Если ты не пойдёшь, я уйду один.
Она положила руку ему на плечо и, не отводя глаз, прошептала:
— Ты на меня сердишься, Йозеф?
— Я? Сержусь?.. — Он с силой сжал её руку. — Да, я зол на себя и на весь свет. Горе мне! Лучше бы я никогда не знал тебя!
— Не мучь себя, то, что мы любим друг друга, — не грех, мы бессильны против этой любви.
— Анна! А Мартин?.. — то ли», возликовал, то ли ужаснулся Йозеф.
— Какое до этого дело Мартину? Когда он на мне женился, он знал, что я люблю другого, и смирился с этим.
Мартин уже давно был дома, когда Анна и Йозеф вернулись с луга.
Радость жены так удивила Мартина, что он не заметил смущения брата.;