детская писательница

Глава 24

В комнату шумно вошла Анна. Но заметив, что муж спит, она осторожно подошла к постели и склонилась над ним.
— Ты думаешь, он больше не встанет? — спросила она со вздохом Еву.
— Он сам думает, что умрёт…
— Когда он это сказал, почему? — спросила Анна испуганно.
— У него страшные боли. Смотри, как он дрожит и как потеет. Может быть, ему дать что-нибудь для желудка?
— Сейчас я согрею и принесу ему что-нибудь.
Ева заметила, что Анна не на шутку перепугалась. Вскоре она вернулась с грелкой и пошла приготовить лекарство. Вошёл Йозеф и, подойдя к постели брата, посмотрел на него странным взглядом. Мартин мешал ему, в последние дни он его просто возненавидел. Если бы брат теперь умер, он никогда бы не узнал, как они его обманывали. Анна была бы свободна. Он добился бы, чтобы она стала его женой, и отомстил бы за то, что вытерпел из-за неё. Йозеф не жалел брата. Со смертью Мартина исчезло бы всё, что мешало его счастью. И если эти уста навсегда сомкнутся, никто никогда не сможет обличить и наказать. Ведь умереть рано или поздно всем придётся.
Если бы Ева могла читать мысли Йозефа, она устрашилась бы его жестокости. Но она ни о чём не догадывалась, и, может быть, это было к лучшему.
Пришёл Томас, и Ева попросила оставить её с Мартином на ночь.
— Оставить тебя здесь одну? — испугался он. — Мы вместе останемся,
Георг и Кэтхен сами управятся.
Мартин вдруг проснулся.
— Йозеф, ты здесь? — оглянулся он.
— Да, чего тебе?
— Ты помнишь, как мы свалили в лесу дерево? Я тебе тогда говорил, что мы такие же деревья. Меня смерть уже свалила, хоть я ещё молод. Ты тоже молод, но помни о моей смерти. Если бы я не знал, куда иду, я был бы погибшим. Небесный виноградарь, Иисус Христос, молился за меня, потому что знал, что я уже скоро буду свален. Когда приду к Нему, я буду благодарить Его за это. Но ты на гибельном пути. Ты уже мог бы жениться. С Анной вы всегда так ладили, что даже люди стали мне плохое говорить о вас. Но я им не верил. Как я мог верить такому! Но вы поженитесь, когда меня уже не будет, и прошу тебя, Йозеф, не обижай мою маленькую дочь…
— Не беспокойся… — ответил Йозеф, — мы её не обидим.
Йозеф опустился на колени у постели брата. «Мартин всё чувствовал, но не хотел этому верить. Он был слишком добр и верил нам. А мы его так подло обманывали! «
— Йозеф, ты женишься на Анне, если она согласится? — Мартин положил руку ему на голову.
— Да, я возьму её, — простонал тот. — Об Анечке не заботься, всю твою долю отдадим ей. Но, — добавил он, задыхаясь от слёз, — ты не должен ещё умереть!
— А где Анна? — Мартин оглянулся. — У неё нет времени побыть со мной…
— Она пошла приготовить лекарство, — сказала тихо Ева.
— Ты здесь, Ева, — он благодарно улыбнулся ей. — Спасибо Богу, что Он послал тебя в наш дом, что ты заставила меня задуматься о МОЕЙ жизни.
Путь, который я избрал, очень тесен. Молитесь за меня, чтобы я благополучно перешёл туда, к твоей доченьке, к Господу Иисусу Христу. Ах, моё сердце!..
Мартин вздрогнул и упал на руки Томаса.
— Чем Анна там занята, что же она не идёт? — волновался Томас.
В кухне Анна следила за кипящими травами. Когда отвар был готов, она процедила его и смешала с лечебным чаем. Бросив оставшиеся травы в огонь, она стала ждать, пока приготовленный напиток остынет. Нужно было, чтобы муж выпил всё сразу. После этого он уснёт навсегда. Знай Анна, что он будет так страдать, она бы сделала отвар погуще.
За неделю до болезни, осуждая беспорядочную жизнь Йозефа, Мартин сказал: «Лучше бы он женился на порядочной девушке, тогда бы привык к дому». Анна покраснела. «Не стала бы я жить с женой Йозефа под одной крышей! « — невольно вырвалось у неё. Странно посмотрев на жену, Мартин пошёл к дому, не сказав больше ни слова. Весь день он не разговаривал с Анной и лёг спать без ужина. На другое утро он снова был приветлив, но о женитьбе Йозефа больше не заговаривал. Анна поняла, что выдала себя.
Если бы Мартин стал настаивать на женитьбе брата, Йозеф, наверное, сделал бы это назло Анне. Жизнь с Мартином уже прежде наскучила ей, а теперь, когда он обратился к Господу, и вовсе не было житья. Он всё чаще стал одергивать её, говоря: «Это не по-христиански». Жить так дальше было невозможно. И вот он заболел. Тут-то и зародилось в сердце Анны страшное желание. Она вспомнила, что от колдуньи приносила ядовитые травы. Не дав воли сомнениям, она заварила травы и вылила отвар в целебный чай. Анна ожидала, что, выпив чаю, муж заснёт и больше никогда не проснётся. Но отвар оказался слабым. Правда, Мартин сказал, что, как только выпил чай, ему сделалось нехорошо. Не долго думая, Анна ещё раз заварила травы. С опаской взглянув на чай, Мартин всё выпил. Ему становилось всё хуже. «Завтра должен прийти врач, а если он что-нибудь заметит? А вдруг ещё и спасёт? Что тогда будет со мной? — терзалась Анна. — Нет, ему уже не помочь, он всё равно должен умереть. Значит, чем раньше, тем лучше! Зачем ему страдать?.. Он уснёт, и всё будет хорошо! И я не услышу больше его стонов…»
У Анны дрожали руки, от страха выступил пот на лбу. Нервно оглядываясь по сторонам, она понесла Мартину остатки яда. «Хорошо, что около него столько людей и мне не нужно быть с ним наедине. Но подать питьё придётся самой… Нет, пусть Ева напоит его».
Анна открыла дверь, и в комнату вбежал пёс, едва не сбив хозяйку с ног. Ещё немного и она опрокинула бы чашку. Ей казалось, все знают о том, что было у неё в руках.
— Что ты так долго делала? Мартин тебя ждёт не дождётся, ему совсем плохо, — встретил её укором Томас. — Давай скорей лекарство, может, ему станет легче!
Сердце Анны забилось ещё сильнее. Томас взял у неё чашку и приподнял голову Мартину:
— Выпей это. Тебе станет легче.
— Не хочу, — слабым голосом ответил Мартин.
— Почему ты не хочешь? — ласково спросила Ева. — Бог даст, тебе станет легче, если согреешься внутри…
Мартин улыбнулся ей.
— Хорошо, пусть Анна сама напоит меня, — сказал он, глядя на жену.
Анне хотелось провалиться сквозь землю. Но назад пути не было. Она взяла чашку из рук Томаса и поднесла ко рту мужа. Он выпил всё, не говоря ни слова. Потом взял жену за руку. И таким голосом, который никто потом не мог забыть, сказал:
— Прости, что против твоей воли женился на тебе. Это был грех. Но я тебя очень любил, и мне в последнее время казалось, что и ты меня любишь. Но сердцу не прикажешь. Я было подумал недоброе, да простит меня Господь за это! Прости и ты меня! Во всём есть и моя вина. Вы оба, Йозеф и ты, ещё так молоды, женитесь после моей смерти. Зарадски будут свидетелями, что я просил вас об этом. Я всех прощаю. Йозеф, иди сюда скорее!..
Мартин взял руки брата и жены в свои холодеющие руки:
— Я прощаю и благословляю вас. Может быть, Анна с тобой будет счастливее, чем со мной!
Йозеф, рыдая, бросился на грудь смолкшего брата, а Анна молча склонилась у его постели. Пришла смерть, которую она сама призвала. Злодеяние свершилось. Вдруг Йозеф услышал, как брат с трудом прошептал:
— И всё же в напитке была смерть… Боже мой, зачем Ты меня оставил? Прости ей этот грех, и я её прощаю…
Ева расслышала эти последние слова.
— Господь Иисус Христос проводит тебя через долину смерти, Мартин. Он не оставит тебя, не бойся! — утешала она, целуя влажный лоб и бледные щёки друга.
По телу Мартина пробежала дрожь. Он снова открыл глаза и взглянул на Еву.
— Иисус Христос, помоги! Возьми меня скорее к Себе! Мне больно от этого предательства!.. — выдохнул Мартин последние слова и смолк.
Скорбному плачу вторил пёс, жалобно воя. Заплакала, проснувшись, Анечка. Она, как обычно, звала отца. Бедная сиротка, кто тебе теперь заменит его?