детская писательница

Глава 20

Йозефу не спалось, он вышел в сад. На следующее утро Лани всей семьёй собирались идти в церковь исповедаться и причаститься. Былопринято время от времени всей семьёй ходить на исповедь. Лани и раньше ходили вместе. Но в этот раз, когда Мартин предложил всем пойти в церковь, в гостях был Михель. «Вы тоже готовитесь к причастию?» — спросил Мурани и как-то странно посмотрел на Йозефа с Анной. «А вы уверены, что будете достойны вечери Господней?»
Как нож в сердце, были эти слова для Йозефа. Но Анна принялась доказывать, что именно грешник нуждается в исповеди. Тогда Михель прочёл из Библии о причастии, о том, что нельзя принимать его недостойно.
— Но ведь священник прощает нам грехи, — не отступала Анна.
Долго убеждал её Михель, что грехи прощает только Бог, а непримиренный с Богом и с теми, перед кем виноват, вкушает хлеб и вино в осуждение себе. Но всё было напрасно, Анна не соглашалась.
Йозеф знал, что не мог идти к причастию, не повинившись перед братом. Но как страшна была его вина! Ведь он не устоял, и попрежнему они жили с Анной, как муж с женой, и не могли расстаться. А Мартин, хотя был немногим старше, обращался с ним с отеческой нежностью. И чем он, Йозеф, воздал брату?! Пусть никто ничего не замечает, но долго ли может так продолжаться? Душа Йозефа жаждала прощения. Если бы это был только его грех! Он сознался бы, чтобы избавиться от страшной тяжести.
Йозеф не находил себе места, будущее страшило его. «Нужно идти к Мартину! вдруг осознал он. — Пусть даже он выгонит из дому, всё лучше, чем эта мука! « Он должен взять всю вину на себя, сказать, что соблазнил Анну, так будет легче Мартину. Исполнившись решимости, Йозеф побежал к дому, нельзя было терять ни минуты.
Мартин мирно спал в пристройке, где братья часто ночевали вместе. «Так спать может только примирённый с Богом человек, — подумал Йозеф. — Разбудить его теперь и рассказать о том, что жена ему неверна?! « У Йозефа руки опустились. Нужно было дождаться утра.
Йозеф проснулся от прикосновения Анны.
— Вставай скорее, мы опоздаем к причастию!
— И ты хочешь идти?! Анна, ведь мы не примирились с Богом! — сказал в страхе Йозеф.
— Видно, и тебя уговорил этот святоша с лесопилки, — Анна презрительно усмехнулась.
— Уговорам я не поддаюсь! — рассердился Йозеф. — Но меня мучает наша вина! Мы недостойны идти в Божий дом, не признавшись во всём Мартину.
Анна отшатнулась в испуге.
— Иди, жалуйся! Посмотрим, кому Мартин поверит, тебе или мне. Я ни в чём не признаюсь!
— Тогда лучше не пойдём на причастие… — стал уговаривать Йозеф, чувствуя, что Анна сделает так, как сказала.
— Как хочешь, я пойду с мужем! — заносчиво ответила она.
— Не греши против Бога!
— А разве он мне не муж? — спросила она с издёвкой.
— Ты только сейчас об этом вспомнила? Ты не думала об этом, когда…
— Замолчи! Что было, то было… Забудь об этом!. Я пойду на причастие, получу прощение грехов, и всё будет, как прежде, до тебя!
Анна выбежала за дверь. «Теперь и ты можешь идти к причастию, и всё будет хорошо», — словно нашёптывал кто-то Йозефу.
Перед уходом Анна в присутствии Йозефа простила мужа заученными словами. Мартин обратился к брату, и тому показалось, что земля уходит у него из-под ног. Ни за что на свете не произнёс бы он: «Бог простит тебя».
По дороге в церковь Анна так и льнула к мужу, улыбалась ему, как невеста жениху, будто хотела вознаградить наконец за всё. Она словно не замечала прикованного к ней взгляда Йозефа. А в сердце несчастного любовника разгоралась ревность. Лишь теперь понял он, как привязался к Анне.
Ни слова не расслышал Йозеф из того, что говорил священник, проповедь казалась ему непонятным шумом. Бездумно подходил он к алтарю — для прощения грехов, с которыми не мог расстаться, для причастия, которое подавалось со словами: «Дано для прощения грехов вам, примирённым с Богом, будущим наследникам Царства Небесного». В третий раз склонившись рядом с Мартином и увидев его светящееся радостью лицо, Йозеф едва сдержался, чтобы не ударить брата.
Анна благоговейно склоняла голову, спокойно отвечала на вопросы священника. Пусть Мурани говорит что угодно, её грехи прощены! Теперь она могла жить, как прежде. Выходя из церкви, Анна заметила, каким взглядом провожал Йозеф Мартина. Победная улыбка заиграла у неё на губах. Чем преданней она будет мужу, тем желаннее — для Йозефа.