детская писательница

Глава 10

Что мучило во сне Йозефа? Может быть, воспоминания о последней поездке с Анной?
Солнце ещё не поднялось, когда Йозеф и Анна отправились в путь. Тишина окутала всё вокруг, и только временами доносился из леса шум деревьев, словно эхо словацких сказок о зачарованных принцессах. Соловей торопился допеть свою ночную песню прежде, чем погаснут звёзды.
Тяжело было на сердце у Йозефа в это чудесное утро, мрачные предчувствия одолевали его. Он хотел было отказаться от этой поездки, но что подумал бы Мартин? Как объяснить всё Анне? «Нам нельзя любить друг друга и обманывать Мартина», — хотелось кричать Йозефу. Но как самому расстаться с той, в которой вся его жизнь?
А Анна? Ей не давали покоя слова ненавистной невестки «за твои грехи». Поздно, ничего уже не изменишь! И ведь Мартин сам отправил их вместе. Но почему молчит Йозеф?
Дорога шла в гору, и Анна спустилась с повозки. Идя теперь рядом с Йозефом, она старалась встретиться с ним взглядом.
— Что с тобой? Ты сердишься на меня? — нарушила она наконец молчание.
— Нет, не сержусь.
— Неправда, я вижу. Мы здесь одни, а ты молчишь.
Йозеф опустил голову.
— Я должен тебе что-то сказать.
Анна вздрогнула, предчувствуя недоброе.
— Так что же ты молчишь? Говори!
— Анна, нам нельзя любить друг друга, это против воли Бога…
Не говоря ни слова, Анна села в повозку. Давно уже поднялись они на гору, когда Йозеф наконец заговорил, садясь рядом с Анной.
— Анна, поверь, я не знаю, что со мной будет!
— А что с тобой может быть? — нервно засмеялась она. — Ты найдёшь себе другую и скажешь ей то, что говорил мне. И всё будет как в первый раз.
— Перестань, Анна! Зачем ты меня мучаешь? — закричал Йозеф. — Ты же знаешь, мне никто не нужен, кроме тебя!
Анна знала, что Йозеф говорит правду.
— Я уйду, куда глаза глядят. Чтобы не видеть ни тебя, ни Мартина, иначе не знаю, что случится.
Он уйдёт, а она останется с Мартином?!
— Если ты уйдёшь, возьми меня с собой! — взмолилась она, обнимая Йозефа.
«В последний раз», — подумал он, страстно целуя её.
— Анна, душа моя, ты принадлежишь Мартину, тебе нельзя идти со мной, это грех. Ты утешишься…
— Да, я утешусь, когда брошусь в реку!
— Анна!
Анна попыталась высвободиться из его объятий.
— Зачем тебе бросать отцовское имение? Я не буду мешать тебе…
Йозеф старался успокоить её.
— Я не вернусь! — крикнула она вдруг. — Ты Мартина любишь больше, чем меня! Так иди к своему Мартину, а я пойду туда — в могилу!..
Словно в забытьи Йозеф шептал что-то.
Страсть с новой силой разгоралась в его груди. Как мог он устоять, победить их любовь?
Откуда было взяться силам?
К вечеру добралась Анна до дома гадалки.
Нет, Йозеф не оставит её! О Боге Анна не хотела и думать. Ведь их никто не видел и не слышал. «Нужно всё-таки посоветоваться с гадалкой, может быть, она поможет сделать так, чтобы Мартин ничего никогда не заметил».
— Только смотрите, не перепутайте травы.
Вот этой обкурите хлев, а из этих сделайте отвар и напоите им скот, — наставляла гадалка.
— А если перепутаем? — как бы невзначай спросила Анна.
— Что вы! Погубите скотину! Человек и животное засыпают навеки от этого отвара.
— Не беспокойтесь, тётушка, я не перепутаю, — пообещала Анна.
Старуха ещё раз повторила слова заклинания. Было уже темно, когда Анна вернулась на мельницу, и мельничиха тут же принялась за «лечение» скота.
Не дождавшись жены, Мартин решил наведаться на мельницу. При виде мужа Анна залилась краской, но, опомнившись, побежала ему навстречу и обняла. Никогда ещё такого не случалось! Счастливый, Мартин возвращался домой, слушая рассказы Анны. Он был рад, что она не упомянула о ворожбе, но решил не позволять ей больше этим заниматься.
— Йозеф дома? — спросила Анна, наблюдая за выражением лица мужа.
— Нет, он ушёл к соседям, помочь собрать сено.
Мартин не расслышал облегчённого вздоха и стал рассказывать о домашних делах, о том, как хорошо хозяйничала Ева. Но Анна уже не слушала его.
Как только они вернулись, Ева стала прощаться. Мартину жаль было расставаться с ней.