детская писательница

Незнакомец

Прошло несколько дней после прихода незнакомца в Дубравку. Пётр Крачинский, погружённый в глубокое раздумье, стоял прислонясь к старому каштановому дереву около избы. Разные думы одолевали его в последнее время. Никогда он не думал, что ему предоставится случай свидетельствовать о Господе такому образованному барину! Если бы это делал Степан — другое дело! Однако вчера весь день ему пришлось говорить с инженером о Божественных истинах. Долго ходили они вместе по горам и лесам. А какой прекрасный человек этот господин инженер! Даже не хочется расставаться с ним!
По возвращении друзей из П. Степан снова устраивал субботние чтения. С некоторой застенчивостью предложил гостю Пётр пойти вечером на собрание к Блашко. К великой радости Петра, инженер согласился. Крачинская тоже выразила желание побывать там. До начала чтения, пока поджидали запаздывавшую Сузку Полак, инженер вступил в разговор с некоторыми из собравшихся, давая им практические советы относительно их хозяйства и торговли. Петра очень радовало, что инженер понравился Марьюшке. Он был особенно внимателен к ней. Как-то в разговоре с инженером Пётр рассказал ему, что Марьюшка с самого детства направляла его к добру, хотя была и моложе его.
Вчера в лесу инженер спросил Петра, не думает ли он жениться? Юноше пришлось сознаться в своём намерении и даже назвать, кого именно он имел в виду. Он даже высказал сомнение, согласится ли Марьюшка выйти замуж за такого несостоятельного человека, как он. Блашко были всегда состоятельными людьми и своих дочерей выдавали за зажиточных женихов. Пётр же был бедным ремесленником, не имеющим даже собственного имени, чем его всегда можно было бы попрекнуть. Заметив, что эти слова произвели на инженера неприятное впечатление, Пётр поспешил переменить разговор.
— А у вас есть семья? — спросил он инженера.
— У меня есть жена, — ответил тот, — и более никого. Но был у меня и сын. Видишь, наши семейные обстоятельства сходны: у тебя нет отца, у меня нет сына. Только одна у нас разница: ты молод, скоро женишься и обзаведёшься семьёй; я же навсегда останусь один.
Петру стало жаль своего собеседника.
— Давно ли умер ваш сын?.. — участливо спросил Пётр.
Но в эту минуту из леса вышел охотник, и им пришлось прервать беседу и вступить в разговор с охотником. В субботу вечером в собрании Степан прочитал из Слова Божия притчу о блудном сыне и сказал краткую проповедь на эту тему.
— Как больно должно быть отцу, когда от него отворачиваются дети, стыдясь назвать отцом того, кому они обязаны жизнью! Не больно ли и Отцу нашему Небесному, когда те, кому Он даровал жизнь вечную, не желают Его знать и стыдятся Его пред людьми? Но случается, что сын заблуждается. Это также больно отцу. Однажды в нашем полку у офицера пропал маленький сын. Вы бы видели, как о нём беспокоился отец! Мы все были на ногах, пока малыша не нашли. Какая радость была тогда! У нашего Небесного Отца есть много заблудившихся детей. При мысли о них скорбит и обливается кровью Его сердце. Бог сокрушается о них! Он послал в мир Своего Единородного Сына, чтобы вернуть нас в Отчий дом. И когда Ему удаётся спасти одного из отпавших детей, как велика бывает радость на небе! Если сегодня среди нас есть блудный сын или дочь, оставившие родной дом, дайте Господу найти вас! Иисус Христос ищет вас! Он пришёл взыскать и спасти погибшее. Представьте себя на месте отца, который не может обнять своего сына и прижать его к своему сердцу…
Инженер слушал Степана, грустно опустив голову.
На следующий день, собираясь на собрание, Пётр хотел предложить гостю идти с ним. Но тот опередил Петра, сказав, что хочет побывать и на воскресном чтении.
— Вы в церковь не ходите? — спросил он Петра.
— По окончании собрания, кто желает, может ещё успеть в церковь в М. Но Степан туда не ходит, да и я давно уже там не был, потому что молодёжь не даёт нам покоя. К тому же я не могу равнодушно видеть пастора. Мне сразу вспоминается тот случай, когда он меня оставил на дороге и я чуть не замёрз потом. Я не могу больше слушать его проповеди. Однажды он.. проповедовал» о «мечтателях», которые появились в Дубравке. Это было как раз в то время, когда Степан уже начал поправляться после болезни и мы собирались у Хратских. Если нас в церкви с кафедры называют «мечтателями» и глумятся над нами, то что нам искать там?
— Да, клевету всегда рассматривают через увеличительное стекло, — поддержал Петра инженер. — Кто знает, что наговорили о вас пастору, а он поверил этому. Отчего, однако, никто не пойдёт и не выяснит с ним лично это недоразумение? Ведь пастор может и одобрить ваши слова и действия. Я не вижу и не нахожу у вас никакого лжеучения.
Пётр передал это предложение Степану. Степан долго не соглашался с этим, но переговорив с остальными участниками собрания, уступил общему мнению.
Пётр обрадовался этому решению, потому что возвратившаяся из церкви Крачинская рассказала, что пастор проповедовал сегодня против них. Он, по её словам, прямо бушевал и, ударив по кафедре кулаком, сказал: «Народ Божий, не давай вводить себя в заблуждение!» Долго они беседовали ещё на эту тему, но Крачинская не во всём соглашалась с «новой верой» Петра.
Их гость был в это время у Блашко. Он обещал показать мельнику, как следует перестроить мельницу, чтобы вода лучше падала на колесо. Затем они пошли вместе с Хратским на луг, где некогда стоял спорный межевой камень. Оба соседа просили дать им совет, как уберечь луг от весеннего разлива. Хратский был хорошим хозяином; если он видел и слышал что-либо новое, то охотно вводил его у себя. Блашко, напротив, во всём придерживался старины. Простому человеку не удалось бы заставить его решиться ввести в своём хозяйстве что-либо новое, но инженеру он верил. Пётр в это время с нетерпением ожидал возвращения гостя. Мать только что сообщила ему, что их гость намеревается остаться у них ещё на несколько дней. Это известие очень обрадовало Петра, но ему хотелось узнать от него самого, правда ли это. Степан после собрания пошёл в Боровск. Там в лесу на летнее время поселился аптекарь Каримский со своим больным сыном Николаем. Бабушка Степана поступила к ним в услужение, её и пошёл навестить Степан. Кроме того, у него для молодого Каримского было письмо от господина Урсини. Урсини надеялся, что этим Степану предоставится случай поговорить с больным и сказать несколько утешительных слов. В своём письме Степану Урсини кратко описал случай, произошедший с Каримским и его сыном. Несколько лет тому назад аптекарь Каримский развёлся с женой. Последняя, вскоре после этого, вышла замуж за барона Рейнера. Когда баронесса узнала, что её сын от первого брака тяжело заболел в П., она поспешила туда, чтобы — если не повидаться с ним — то, по крайней мере, узнать на месте подробности о его болезни.
Обстоятельства сложились так, что провизор Урсини познакомился с бывшей женой аптекаря, и благодаря ему матери удалось повидать сына до его отъезда в Боровск. Но тут она сама внезапно заболела и теперь больная лежала в квартире бывшей служанки своей матери.
Урсини нашёл нужным уведомить молодого Каримского о болезни матери, а также и о том, что, по всей вероятности, барон Рейнер приедет на днях за больной женой. Сам барон, нежно любивший свою жену, ничего не знал о её путешествии в П. на свидание к больному сыну. Оставив её на короткое время на водах, где она лечилась, барон отлучился на несколько дней по своим делам. Когда баронесса заболела, никто из служащих барона не мог известить барина о болезни жены, так как не знали, куда он уехал.