детская писательница

Неожиданное открытие

После долгих обсуждений Блашко и Хратский решили принять советы инженера. Теперь все трое довольные возвращались домой. Перед домом Хратский с благодарной почтительностью простился с инженером. Остаток пути Блашко с инженером шли вдвоём.
— Я бы хотел задать вам один вопрос, — обратился инженер к своему попутчику.
— Спрашивайте, пожалуйста, о чём угодно, барин,
— ответил удивлённый мельник.
— Пётр мне говорил, что он хотел бы просить у вас руки вашей дочери, но он не решается. Он боится вашего отказа, потому что беден и неизвестного происхождения. Скажите, какой бы ответ вы дали ему?
Блашко нахмурился. Он не хотел допускать и мысли о возможности замужества дочери. Ему самому нужна была Марьюшка для хозяйства. Охотнее он бы выдал её за Мишко, так как это внесло бы небольшие перемены в его семью.
Инженер заметил, как омрачилось лицо Блашко. и при виде этого он сам побледнел.
— Значит, Пётр не ошибся? Вы не отдадите её за него замуж? Но почему? — глядя на Блашко, спросил инженер.
— Скажите, пожалуйста, к чему Марьюшке выходить замуж? Да, правду сказать, я её воспитывал не для Петра. Против него я лично ничего не имею, он за зиму очень исправился. Но в Дубравке есть и много других девушек, кроме Марьюшки. Да и хозяйство его не такое уж и большое, чтобы ему нужна была помощь жены, с многозначительной улыбкой прибавил Блашко.
— Итак, главное препятствие — его бедность? — перебил его инженер.
— Отчасти, пожалуй, и бедность, ответил мельник. — Пока я жив, я ничего не могу выделить дочери, а как они будут начинать с пустыми руками?
Марьюшка работать подёнщицей не привыкла, а в наши дни одним ткацким делом не проживёшь.
— Но если бы вы знали, что у Петра есть сбережения, отказали бы вы ему в этом случае?
— Господин инженер, Пётр нашёл в вас хорошего адвоката, — засмеялся Блашко. — Если бы Марьюшка сама пожелала за него выйти замуж и если бы я был уверен, что ей с ним будет хорошо, я со своей стороны тогда не сказал бы «нет».
— Дайте мне вашу руку в знак подтверждения, что вы не отдадите вашу дочь никому, если Пётр ей по сердцу. Я же обещаю достать ему место, которое вполне обеспечит его семью.
Блашко был очень удивлён неожиданным оборотом разговора. Он подал инженеру руку в знак согласия, но в то же время с недоверием подумал: «Взбалмошные, однако, все эти господа! То им вмиг кто-то приглянется, то быстро надоест».
На этом они и расстались. Хотя инженер не просил Блашко молчать о их разговоре, последний решил никому не говорить об этом; он и сам с трудом верил всему услышанному.
Пётр в это время в саду читал книгу. Он был так погружён в чтение, что заметил приближение гостя только тогда, когда тот присел рядом с ним на траву.
— На вашей одежде могут остаться зелёные пятна, — заботливо заметил Пётр.
— Ничего, мне легче, чем тебе, достать новую одежду, — ответил инженер. — А ты не боишься запачкать своё платье?
— Я могу себе соткать новое, — весело рассмеялся Пётр, — а вам нужно покупать!
Пётр, ты очень любишь своё ремесло, но намерен ли ты заниматься им всю жизнь?
— Чем же другим я мог бы заняться? — с удивлением спросил Пётр. — Я привык к этому ремеслу, хотя оно, правда, не очень выгодно. Но я думаю, что и апостол Павел, будучи ткачом, не имел много прибыли от своей работы. Однако он мог прокормить не только себя, но и ещё уделить нуждающимся.
Ну, апостол Павел, я думаю, зарабатывал побольше тебя, — улыбнулся инженер. — Мне кажется, Пётр, что тебе не следует торопиться с женитьбой. Я уверен, что Блашко охотнее согласится отдать за тебя Марьюшку, если ты придёшь к нему не с пустыми руками. С Марьюшкой же, — — прибавил инженер, видя, как побледнел Пётр, никто не мешает тебе переговорить сейчас же. Если она тебя любит, она согласится подождать два-три года. Вы ведь ещё оба молоды.
Пётр вздохнул облегчённо, но тут же снова грустно опустил голову.
— Но за два. три года мне не удастся накопить столько, чтобы удовлетворить дядю Блашко. Может, только по доброте сердца он согласится отдать за меня свою дочь.
— Ты ошибаешься. Если ты послушаешься моего совета, тебе удастся удовлетворить Блашко.
— Какой же вы мне дадите совет? — удивлённо спросил Пётр.
— Поезжай со мной!
— С вами? Но куда?
— Путешествуя по Германии, я слыхал, что там существуют учебные заведения, куда принимаются уже взрослые молодые люди. Вот и я хотел бы поместить тебя в одно из таких заведений на три года. Там ты научился бы немецкому языку и умственно просветился. Затем я дам тебе хорошее место с прекрасным жалованьем. Благодаря этому у тебя будут две возможности: во- первых, в училище ты можешь углубиться в изучение божественных истин; во-вторых, по окончании училища я дам тебе такое место, где ты будешь иметь возможность свидетельствовать многим о Господе. Степан ведь сегодня утром как раз говорил об этом.
— Но если мне и удастся туда попасть, кто же будет за меня платить? — всё ещё удивлялся Пётр.
— Тот, кто тебя туда повезёт.
— Вы, барин? Но почему же вы будете платить за меня?
— Слышал, что сегодня утром говорил Степан? Христианам нужно поступать по-христиански, то есть помогать ближним. Хотя я и считаюсь христианином, но до сих пор ничего доброго в своей жизни не сделал…
— Да воздаст вам Бог за ваше доброе намерение.
Но не будет ли это вам слишком дорого?
— Нельзя никогда заранее знать, что нас ожидает в жизни, — заметил инженер. — Может, в старости я воспользуюсь тем, что отдам теперь на твоё образование. Сердце Петра ликовало. Он не сомневался в искренности слов инженера. Инженер был прав: нельзя знать, когда и кто может оказаться полезен.
— Это верно, — расстроганно сказал Пётр, — у вас нет сына, а у меня нет отца. Теперь вы хотите мне помочь, и дай Бог, чтобы и я когда-нибудь мог быть полезен вам.
— Итак, ты едешь со мной? радость.
— Отчего не поехать? Меня не привлекает хорошее место. Я уверен, что с Божиим благословением мы и при ткацком деле прожили бы с Марьюшкой. Но я радуюсь возможности серьёзно изучить Слово Божие. Я хочу возвещать людям истину. Но… — Пётр вдруг стал грустным, — что же будет с матерью? Ведь мы собирались отстроить наш домик!
— Сколько времени займёт эта перестройка?
— От шести до восьми недель.
Тогда немедленно принимайся за дело. В училище тебя всё равно раньше сентября не примут. Я сделаю замеры, набросаю план, и завтра же ты можешь начинать перестройку. Пойдём смотреть место!
Они встали и пошли в сторону дома, но дойти и осмотреть его им не удалось.
— А, Степан! — радостно воскликнул Пётр, увидя спешившего им навстречу друга. — Как поживает твоя бабушка?
Хорошо, слава Богу. Но я спешил к вам, господин инженер.
— Ко мне? — удивлённо спросил он.
— Да. Ваша фамилия Рейнер?.. Простите, барон Рейнер?
— Да, но что же из этого?
— Многое, барин, потому что вас везде ищут.
— Меня ищут? Кто же?
Инженер гордо выпрямился.
— Ваш секретарь, который не знал, куда послать вам известие, которое я теперь вам принёс. Баронесса, ваша жена, опасно больна и находится в П.
— Моя жена? В П.?..
Барон удивлённо отступил назад.
— Моя жена в П.? — снова изумлённо переспросил он.
— Прочтите, пожалуйста, письмо моего друга; вы всё поймёте из него. Я пойду скорее запрягать для вас лошадей, чтобы вы могли поехать на станцию. Вы ещё успеете к скорому поезду.
— Поторопитесь, пожалуйста, Степан! Мне необходимо попасть на этот поезд! — — крикнул инженер удалявшемуся молодому человеку.
Лицо его было бледно, руки дрожали. Из письма он понял, что баронесса приехала в П. на свидание с сыном, но там серьёзно заболела. Никто из его служащих не мог оповестить его, потому что не знали его местонахождения.
Барон вытер холодный пот, выступивший на бледном лице. Он был в страшном отчаянии. Глядя на инженера, Петру стало жалко его, и он попытался его утешить. Вдруг инженер горячо обнял Петра, и из его груди вырвался скорбный стон. Пётр был потрясён его горем.
— Не сокрушайтесь так! — утешал его Пётр. — Господь может и тут помочь. Он может исцелить вашу супругу; мы будем молиться о ней!
— Да, молитесь, прошу вас! Я не знаю, что станет со мною, если она умрёт! Зачем только я оставил её одну? Почему я не известил её, ради чего, собственно, предпринял это путешествие? Она ведь ждала от меня вестей! Для чего она пустилась в этот далёкий путь? Она была так слаба… Встреча с сыном взволновала её, и это тоже повлияло на её здоровье. Ей негде там даже преклонить голову! Бедная моя Натали, как могла ты поехать туда одна? Но что же я мешкаю? Степан!.. Где Степан? Скорее, скорее! Мне нужно собирать вещи… Во что бы то ни стало я должен сегодня быть в П.!
Пётр не узнавал своего гостя. Ему было невыносимо жаль, что инженер так внезапно покидает их и что у него такое горе. В этот вечер Пётр искренно молился о больной баронессе Рейнер. Когда и как ответит Господь на эту молитву? Он просил Господа исцелить баронессу, но исцеление бывает двоякое: временное и вечное.